Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Главная
Сказка оптимистическая  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

То, что сейчас в нашей стране разворачивается битва между археологами и самодеятельными поисковиками, знают даже люди, весьма далекие от проблем «исторического наследия». Война объявлена. В первых рядах воюющих находятся самые активные носители различных точек зрения: с одной стороны гордо реет белое знамя ревнителей «чистой науки», на котором красуется золотыми буквами вышитый лозунг «Запрещать, сажать, отрубать руки!». С другой стороны баррикад вьется по ветру черный вымпел, где вместо смеющейся черепушки выведены белыми буквами слова «Раз мы все для вас грабители – мы таковыми и будем!». Между дерущимися мечутся законопослушные любители провести время в поисковом азарте, в ужасе не столько перед либеральным законодательством, сколько от разбросанных по всей стране агентов «белой археологии», вооруженных до зубов так называемыми подзаконными актами. Обстановка как во время затянувшейся позиционной войны. Археологи не имеют возможности охранять истинные памятники культуры от радикально настроенной части поисковиков-любителей, а законопослушные поисковики подвергаются гонениям на местах давным-давно уничтоженных исторических объектов. Примерно такая картина происходящих событий происходит на практике, а вот в сказке получилось все иначе – тихо мирно и, на мой взгляд, разумно.

Итак, жил да был в некотором городе наш соотечественник, звали его Евгением. Голова у Евгения всегда была полна идей, но идеи эти требовали, как нынче говорят, солидных инвестиций, поэтому он и работал себе потихоньку где придется, так сказать, а в свободное от работы время уходил в мечтание, лежа на диване с какой-нибудь растрепанной книжечкой в руках, совсем как известный персонаж писателя Гончарова. Так за чтением очередной книги Евгения и застало несметное богатство, вернее, известие об обретении наследства.

Оказалось, что дедушка Жени, честно отвоевав с фашистами, дошел до Берлина. Побратавшись на Эльбе с иностранными союзниками, сообразительный боец не захотел ехать строить заполярные города за связь с иностранцами, а тихой сапой переместился в капиталистический стан и, проскитавшись и нищенствуя в различных «райских» уголках, осел, наконец, в маленькой-премаленькой стране, где с годами весьма преуспел. Видно, в какой-то момент деда обидели местные жители, потому он и завещал все свои миллионы российскому внуку, которого никогда не видел. Евгений знать не знал о судьбе своего предка, думая наверно, что в его родословной дед по отцовской линии просто отсутствовал, как биологический объект. Но случилось то, что случилось.

У Евгения хватило ума и сил отбиться от своры чиновников и добиться для себя двойного гражданства, а затем он перебрался поближе к дедовским миллионам. По прибытии в маленькую, но бедную страну Евгений сразу стал одним из самых богатых ее жителей. В начале сказки я упомянул, что наш герой был деятельной натурой, просто умел сдерживаться до поры, до времени. И вот теперь накопленная за долгие годы статическая энергия вот-вот должна была прорваться вулканической деятельностью в каком-нибудь масштабном проекте. Многие и многие люди мечтали свести с новым богатеем знакомство, естественно, не бескорыстно. В бедной стране всегда хватает нерешенных проблем не только личного, но, так сказать, и общественного характера. Стал Евгений потихоньку принимать различных просителей, но чековую книжку открывал крайне редко, с трудом отбиваясь от наплыва просителей и «доброхотов», которые все мечтали обрести его благосклонность.

Вот однажды перед Евгением предстал высушенный жарким солнцем пустыни лохматый археолог, который через переводчика начал вещать ему о проблемах археологии бедного государства. Археолог говорил: «Ученым не хватает денег на продолжение раскопок, везде бродят орды безработных людей, которые, обзаведясь металлоискателями, влезают в недораскопанные культурные памятники. Иногда приходится специально засыпать начатые когда-то раскопки, потому что у археологов не хватает средств не то чтобы наладить охрану, а даже на постановку охранных табличек. Дело доходит до того, что настоящие грабители применяют бульдозеры для расчистки исторических памятников, и никто ничего не может поделать, хотя и существует уголовное наказание за разрушение зарегистрированных археологических памятников». Голос археолога не был оптимистичным, скорее в нем сквозила безысходность, и когда он увидел, что приезжий миллионер резко встал с дивана и с уверенностью заявил, что будет всемерно помогать государственной археологии, то не поверил своим ушам. Оказывается, выслушав рассказ ученого, Евгений, наконец, решился проявить свою кипучую деятельность и растранжирить внезапно свалившиеся на его голову миллионы. Подойдя к ученому, он сказал: «Я дам денег на охрану археологических памятников, но только после того, как ваше ведомство примет мои условия. Устройте мне встречу с вашим самым главным начальником, а я пока подготовлю программу и просчитаю, во сколько она мне обойдется».

Когда через неделю таковая встреча была организована, Евгений произнес длинную речь, суть которой, после очистки от пустопорожних фраз, сводилась к следующему. На охрану исторических памятников отводилась определенная сумма, поэтому первым делом требуется точно составленный кадастр всех археологических памятников. «Исторические угодья» должны быть поделены на три группы: первая группа памятников­ – требующих дальнейшего исследования и охраны. Вторая – памятники уже обследованные, памятники поврежденные или частично уничтоженные хозяйственными работами, которым охрана не нужна. В эту же группу следует внести земли, перспективные для обследования, на которые охранная деятельность будет распространяться лишь частично. К третьей группе относятся все остальные земли, не охраняемые государством. Работы по созданию кадастра Евгений обещал тотчас оплатить, но предупредил, что просчитал сумму, которую сможет выделить на цели охраны исторических памятников. Это он сделал для того, чтобы археологи не запихивали в графу особо ценных объектов все подряд.

Ведомственная работа закипела, а денежный счет Евгения начал, наконец-то, потихоньку уменьшаться. При следующей встрече ученые представили плоды своих трудов. Евгений потребовал визирования этого кадастра на правительственном уровне, что тоже было вскоре выполнено. После проведения подготовительных работ Евгений собрал ведущих археологов страны и предложил им свой поэтапный план создания системы охраны памятников. Во-первых, он обязался за свой счет расставить соответствующие знаки на объектах, подпадающих в первую и вторую категории, на эти объекты Евгений отпускал средства для создания сторожевых систем. Взамен финансирования он потребовал создания в стране официального общества поисковиков-любителей под контролем археологической службы, и представил ученым свой проект устава общества. Предполагалось, что члены общества должны платить вступительные и текущие взносы, которые пойдут на развитие официальной археологии, любителям будет беспрепятственно разрешаться поверхностный поиск предметов старины на территориях, выведенных в кадастре как неперспективные для археологических раскопок. В случае обнаружения в таких местах исторических реликвий они будут принадлежать нашедшему их, за сообщение места находки археологической службе членам общества предоставляются лицензии на проведение любительских работ на исторических памятниках второй группы, то есть уже отработанных силами археологов. Такие же лицензии можно продавать всем членам общества любительской археологии, а также тем людям, которые проявят бдительность в деле охраны памятников истории. Все исторические реликвии, найденные любителями, обязательно подлежат представлению ученым, оставаясь при этом собственностью поисковика. За нарушение устава любители могут быть исключены из общества и, следовательно, лишены права поисковых работ. Археологическая служба должна пользоваться приоритетом в праве на приобретение находок по договорным ценам. Деньги на приобретение находок могут быть взяты из общего оборота поступлений членских взносов и денег, полученных от реализации лицензий, а также из частных пожертвований. В частности, Евгений назвал сумму, которую выделяет на такое пожертвование. Занесение в кадастр новых объектов должно производиться только на основе компетентного решения жюри, в состав которого обязательно должны входить руководители общества любительской археологии.

Зашумели негодующие ученые. «Как же так? При старом режиме такое и подумать нельзя было. Все было наше. Вон в некоторых странах – что глубже пяти сантиметров от поверхности, уже трогать нельзя». Пожал Евгений плечами и говорит: «Как хотите, господа ученые. Я деньги дам только под свой проект. Конечно, могут быть какие-то согласования, но основные постулаты я изложил. Если вам не нравится, что ж, я умываю руки». Долго еще велись жаркие споры, но трезвые мысли взяли верх над эмоциями. В конце концов, сумму, которую Евгений вкладывал в развитие археологии, ученым от правительства никогда было бы не получить.

Настал период становления новых взаимоотношений археологов-профессионалов и поисковиков-любителей. Тут Евгений много сил и денег потратил, но год спустя заработала система. К охране памятников даже местные жители подключились, такие народные дружины выставляли, ни одному «копателю» без разрешительных документов пройти не удавалось. Завертелось колесо во всю силу, потекли отчисления на научные исследования, стали выезжать экспедиции на работы, новые раскопки проводиться начали, чего уже много лет не было.

Сидит как-то Евгений дома, слушает перевод хвалебных газетных статей, а про себя думает: «Это все к расходованию моих денег ведет, как бы так придумать, чтобы у меня доход появился?» Думал-думал и придумал. Вспомнил Евгений, как его двоюродный брат, геологом работавший, надоедал порой за кружкой пива своими рассказами о системе геологической съемки страны. Не то чтобы Евгений все запомнил, а так кое-что на памяти осталось. Вот и подумалось ему: страна, в которой он сейчас живет, маленькая, не провести ли ему за свой счет тотальную археологическую съемку всей территории страны, при этом блюдя и свои интересы.

Решил он воспользоваться для своих целей все там же обществом археологов-любителей, почетным членом которого являлся. Для начала он проверил действенность системы контроля за реализацией ценностей. Поспрашивал у полицейских чинов, оказалось, что в результате действия круговой поруки любителей такое явление, как незаконный оборот исторических реликвий, в стране отсутствовало – все шло через их общество. Это обстоятельство очень порадовало Евгения. Собрал в очередной раз ученых и чиновников, выслушал хвалебные речи в свой адрес, послушал жалобы на недостаточное финансирование и говорит: «Решил я очередную благотворительную акцию сотворить, и не какую-нибудь там разовую, а масштабную. Хочу на свой счет археологическую съемку всех территорий, не занесенных ни в какие реестры, провести. Действовать буду строго в рамках устава созданного нами любительского объединения. Планирую завершить всю работу в течение года. На охрану вновь открытых во время археологической съемки объектов сам деньги выделю». Пришло все собрание в неописуемое ликование, благодарить стали Евгения, восхвалять, а он скромно улыбается. На том заседание и закончилось.

Действовать Евгений начал следующим образом. Разбил всю территорию страны на равновеликие сектора, получилось их ровно двадцать. Набрал из членов общества двадцать надежных людей, каждый из которых должен был отвечать за работы в отведенном секторе. Работать специалисты должны не как члены общества, а как его, Евгения, наемные работники, за солидную оплату. Заставил всех своих помощников расписаться за то, что во время проведения поисковых работ они будут неукоснительно соблюдать устав любительского общества и действовать в этом отношении очень четко и педантично, чтобы ни один раритет не ушел на сторону. Для съемочных работ набрали простых людей из числа безработных, предварительно предупредив каждого из них, что утаивать находки бесполезно, черный рынок археологических находок в стране под контролем. Нанял Евгений группу геодезистов для контроля точности проводимой работы, снабдил рабочих необходимой поисковой техникой, и началась большая археологическая съемка. Весь год Евгений носился как угорелый из сектора в сектор, помощники тоже старались вовсю, зарплату отрабатывали. Хоть в сроки оговоренные и не вложились, но работу выполнили. Несколько сотен новых археологических объектов приобрели ученые в результате съемки, ну, а находки, собранные Евгением, по предварительной оценке во много перекрыли все его расходы, вместе взятые. Вот тут-то и пошли неприятности.

Взбунтовалась часть чиновников, не хотят отдавать Евгению его законную добычу, начали на него в суды подавать. Легко засудить бедного человека, а поди, засуди миллионера, тем более что он ничем не нарушил законы, им же в свое время придуманные – «ваучеризация» всей страны, да и только! Пришлось государству выкупать у Евгения ценности найденные по полной цене. Понравились нашему герою результаты своей деятельности, стал, было, раздумывать, куда бы еще энергию и средства свои приложить, да тут неприятности пошли другого плана.

Узнал он, что результатами его археологической съемки недоволен кое-кто из состоятельных членов любительского общества археологов, ведь фактически получилось так, что Евгений вычистил как гребенкой все свободные земли, передав лакомые куски археологической службе и оставив членам общества любителей лишь лицензионную поисковую деятельность. Поначалу Евгений на этот ропот не очень-то внимание обратил, но тут случай произошел, который чуть ему жизни не стоил. Похоже, конечно, на несчастливое стечение обстоятельств, но верный человек из полиции головой покачал и заявил Евгению: «На вас покушение было совершено, любезный».

Загрустил Евгений, уселся на диван, что-то показалось ему жарковато в этой маленькой стране, захотелось домой вернуться. Говорит сам себе: «Здесь в маленькой стране, допустим, я сделал «археологическую революцию», но благородных задач ее никто не оценил. Может, взять мне все свои миллионы, заплатить родной налоговой службе причитающиеся им деньги, да попробовать в нашей громадной стране что-либо с места сдвинуть, пока там белые и черные археологи совсем не передрались».

Видимо, этот рассказ следует рассматривать, как программный документ, отражающий видение г-ном Копалкиным проблемы взаимоотношения поисковиков и археологов, в первую очередь, и проблему охраны археологических памятников – во вторую. Именно такая последовательность постановки проблем вытекает из идиллической фантазии автора. Следуя логике повествования, автор сам приходит к выводу, что подобная схема развития событий приведет к уменьшению степени свободы законопослушных поисковиков.

Думаю, что случись подобная оказия с реальным человеком, решившим вложить большие деньги в поисковые работы, он бы пошел более простым и традиционным путем, раздавая щедрые подношения представителям власти разного уровня ( здесь и далее примечания составителя).

 

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes