Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Главная
Беглец | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

Эта сказка попала в сборник лишь по той причине, что в повествовании существует нумизматический интерес некоторых людей. Конечно, публикуемый документ лучше было бы обозначить как фантастический рассказ. Все сведения об авторе рукописи мне передал знакомый оперативник, прежде чем сдать в архив дело об исчезновении некого инспектора пожарной охраны.

Человек исчез, предварительно распродав все свое имущество и оставив на служебном столе исписанную школьную тетрадку, весьма неприглядного вида. На страницах тетради не было пригодных для следствия объяснений его исчезновения. Текст написан от первого лица. Своеобразие места работы пожарного инспектора вполне предполагало, что у него что-то разладилось в голове: он служил в психиатрической больнице. Чтобы не подвести оперативника, я решил присвоить исчезнувшему имя Николай Иванович. Текст пришлось значительно сократить и немного подработать.

Итак, рассказ Николая Ивановича. «Кажется, я начинаю всерьез принимать историю Павла и подумываю, не помочь ли ему. Но все по порядку. На службе пожарного инспектора я обосновался довольно давно. А вот перевелся в «психушку» не больше года назад. Ребята меня, конечно, отговаривали и пугали всякими ужасами, но я довольно быстро привык и даже пришел к выводу, что работать со здоровыми, так сказать, людьми подчас бывает много сложнее и хлопотнее. Медперсонал тоже не донимал, так как был в какой-то мере зависим от меня, у пожарного инспектора всегда ведь есть властные рычаги влияния на администрацию, а с пациентами я и общался-то мало. Все было так, пока некий человек, представившийся Павлом, как-то неожиданно не втерся ко мне в доверие.

То, что он являлся больным, можно было понять лишь по его одежде и зависимому от медиков положению. За время нашего знакомства я не раз ловил себя на мысли, что этот мужчина средних лет ни разу не проявил каких-либо странностей в своем поведении. Напротив, его советы относительно разведения аквариумных рыб очень мне пригождались. Ведь это мое основное увлечение. Павел или Павел Николаевич, как я его вначале величал, давал рекомендации, в корне отличные от всех известных рыбоводческих наставлений. Я его всегда слушал и ни разу о том не пожалел.

Конечно, я наводил у врачей справки о своем знакомце. Лечащий врач пожал плечами: «Тихий шизофреник. В истории болезни есть запись его откровений. Типичный бред «беглеца из будущего», так сказать. Ни документов, ни сведений о родных».

Один раз во время беседы с Павлом Николаевичем о комнатном рыбоводстве внезапно возникла пауза. Теперь я уверен, что пауза появилась не случайно, Павел явно провоцировал меня на недопустимый по служебной инструкции вопрос. И я спросил: «Прости, Павел. Я конечно, не доктор, но мне кажется, что ты абсолютно здоров. Как ты сюда попал?» Мой собеседник явно ожидал такого поворота событий и поэтому отвечал совершенно спокойно: «Видите ли, уважаемый. Я подготовился к ответу. Вы, наверное, заметили, что мои познания в биологии значительно отличаются от распространенных воззрений. Возможно, хотя бы это обстоятельство позволит вам не предвзято оценить мою необычную историю жизни, так сказать – «анамнез вита». Прошу вас, прослушайте как-нибудь на досуге эту магнитофонную запись». Павел Николаевич вынул кассету из бокового кармана больничной пижамы и передал ее мне.

Я прослушивал эту запись не менее трех раз. Трое суток, положенных на отдых между дежурствами, был под впечатлением услышанного. К моменту написания этих строк магнитофонной записи у меня уже нет, поэтому придется пересказывать всю историю по памяти:

«Как ни смешно это звучит, но я родился в недалеком будущем. Когда-то та страна, в которой я жил, входила в Советский Союз. А потом…, ну, сами знаете, что было потом. Россия для нас оказалась лишь сопредельным государством. Прошли времена смуты, и ко времени моего рождения мир вновь был двухполярным, разделенным на два враждующих лагеря. На сей раз разделение произошло не по социальным принципам, хотя, конечно, государственная идеология сказывалась на благосостоянии граждан, а по технологическим подходам к жизни вообще.

Одни страны пошли по пути «индустриального капитализма», другие выбрали путь «экологического коммунизма». О жизни индустриальных стран не имеет смысла долго говорить. Принципы капиталистических ценностей в общих чертах остались незыблемы. Но, естественно, технический прогресс шагнул далеко вперед. Последствия бурного развития наукоемких производств настолько сильно повлияли на жителей этих стран, что недолгое мое пребывание в лагере так называемых «техносов» позволило убедиться в явной мутации человека как биологического вида. Но меня это нисколько не пугало. Наоборот, прельщала свобода, даруемая этим обществом, его блага, потому что жизнь на моей родине можно сравнить с психиатрической больницей, где власть захватили шизофреники, величающие себя докторами. Мои соотечественники, как и жители других стран экологической «ориентации», просто помешались на экологии. Начало этого процесса пошло после серии страшных катастроф, когда группа политиков вывела к руководству ряда стран бесноватых ученых, помешанных на здоровом образе жизни. Как эпидемия гриппа или мода на марксизм, так и идея гармонии с природой завладела миллионами умов.

Естественно, выискался ушлый мыслитель, сумевший объединить разрозненные догматы основных религий с достижениями ученых в области экологии и предложить стройную систему, основанную на разрушении технической цивилизации. Пришедшие к власти в одной отдельно взятой стране, экологи быстро распространили свою идеологию, так сказать, в сопредельные страны. Правда, политиков вскоре ожидала участь незавидная. Их, как несознательных индивидуумов, подписали к принудительному перевоспитанию. Система, заработав в одной стране, дала пример к подражанию. В нашем мире на всех континентах существуют государства, построенные по принципу «чистой жизни». Идеи были ясны и понятны всем и каждому. Со стороны могло показаться, что сбылись пророчества и наступило тысячелетие равноправия.

Но как переделать несогласных? Естественно, через насилие. Конечно, у нас расстрелов не было. Но для, так сказать, «рецидивистов» существовали методы психиатрической коррекции. Это почище, чем инсулиновый шок! Переворот в умах свел систему накопления материальных ценностей до минимальных потребностей.

Помимо денег, как средства приобретения материальных благ, параллельно вводилась вторая, более значимая для людей валюта, так называемый «экос». Экос открывал доступ к ценностям, которые у вас называют духовными. В моей стране все было поставлено с ног на голову. Люди стремились или их вынуждали стремиться к самой откровенной нищете ради обретения некоторой суммы экосов, позволяющей, к примеру, созерцать произведения искусств великих мастеров. Считаете такое невозможным? При вашем развитии цивилизации – да, но если воспользоваться нашими способами воздействия на психику, то результат может быть достигнут очень быстро. «Революционеры» на этапе становления устойчивой системы не брезговали техническими средствами психологической обработки. Правда, такие эксперименты проводились недолго и коснулись лишь части населения. Так называемая «воинствующая экология» вторглась в развитие науки, добиваясь, как ни странно, поразительных результатов. Возможно, рано или поздно цивилизация достигла бы подобных достижений и без революционных скачков, но в практическом отношении «большой скачок» выглядел очень впечатляюще.

Возможно, у вас возникнет вопрос, откуда я, такой несогласный, взялся? Все очень просто. Я родом из провинции. Будучи от рождения человеком хитрым и скрытным, я умудрился не только не попасть под принудительное перевоспитание, но даже получить хорошее образование, должность и высокую степень в иерархии исследователей. Однако личная карьера не была моей сверхзадачей. Я мечтал удрать за границу, в индустриальную Россию, и хоть немного попробовать запретных для нас плодов технической цивилизации.

К тому времени отношения между двумя системами вполне можно было назвать «холодной войной». Да это и понятно. Противоборствующие идеологи весьма были недовольны друг другом. Если «экосов» раздражали грязные выбросы индустрии «техносов», то последних выводила из себя подрывная работа, постоянно ведущаяся со стороны «экосов». Несколько раз на моей памяти дело доходило до открытых конфликтов. «Техносы» пытались совершать агрессию в некоторых странах Экологического Союза, за что страшно поплатились, так как биологические разработки наших ученых оказались не менее эффективными, чем ракеты и самолеты. Слава Богу, что у той и у другой сторон хватило ума не заваривать мировые войны.

Так вот. Я мечтал стать предателем Родины. Конечно, бежать в «мир чистогана и наживы» с пустыми руками не имело смысла. Поэтому я стал приглядывать, что такого можно украсть на родине, чтобы продать за границей, да еще таким образом, чтобы купили и меня в придачу. И вот я присмотрел такую вещицу, а именно способ перемещения во времени, разработанный нашими учеными. Заковыка была в том, что «экосы» не могли реализовать на практике эту идею без привлечения промышленности «техносов», а те, в свою очередь, вообще не имели понятия, как такое чудо может существовать. Вот я и решил перенести необходимую теорию поближе к практикам. Способ бегства раскрывать не стану, это вам будет просто непонятно.

Операция была гениально задумана и неплохо выполнена. Правда, мне пришлось немного ознакомиться с теневой стороной бытия технологического общества. Первоначально меня определили как потенциального шпиона, и я попал в контрразведку. Познакомился я и со специальной «санитарной зоной», так у «техносов» называются гетто-заповедники, куда ссылают сторонников экологической революции, а также всех прочих подозрительных личностей. Я попал в Таймырский заповедник. В тех суровых краях люди предоставлены сами себе, единственное ограничение – на свободу передвижения. Выйти за территорию заповедника можно только с разрешения охраны, блага цивилизации в необходимом для жизни ассортименте можно было найти везде на окраинах охраняемой зоны. Только большинство ссыльных этим не пользовалось, предпочитая естественную жизнь на природе.

Я сразу же обособился от прочих ссыльных и разбил свой «вигвам» вблизи склада продуктов и промышленных товаров. В результате оказалось, что недолгая ссылка пошла мне же на пользу, так как немного смягчила процесс перехода к иному мироукладу. В последствии оказалось, что меня не просто сослали как подозрительного перебежчика из вражеского лагеря, а постоянно держали под наблюдением. Поэтому вскоре я опять очутился в контрразведке. Но теперь ко мне относились более дружелюбно.

Вот тогда-то я и начал выкладывать свои карты насчет проекта машины времени, но, как ни странно, никто не проявил большой заинтересованности. Я не расстраивался, у меня был в запасе еще один козырь. Вскоре меня допустили в «цивилизованный мир» и пообещали поискать частных инвесторов для продолжения моих работ.

О, наконец-то я попал в рай! Несмотря на то, что, будучи практически нищим, я жил на мизерное пособие эмигранта, сколько благ и удовольствий были доступны для моего бренного тела! Как я ругал и проклинал свою родину, которая лишала меня этих услад! Беспокоило лишь одно обстоятельство – я мечтал не просто жить в этом обществе, но и преуспеть в нем.

Так как контрразведчики не очень-то спешили с привлечением частных инвесторов к моему проекту, пришлось немного потрудиться самому. Положение эмигранта мешало мне пробиться по служебной лестнице, но полет мыслей остановить нельзя. И вот я наткнулся на идею, способную значительно меня обогатить. Дело в том, что мои российские современники буквально помешались на своем «героическом прошлом» переходного периода к капитализму. Понятно, что это входило в идеологическую пропаганду и всячески поддерживалось государством.

Сейчас, пройдя несколько психиатрических клиник и наслушавшись о «чудесах» переходной экономики, я вдоволь насмеялся над идеологами будущей России. Например, вы представляете себе, что на одной из центральных столичных площадей стоит многометровый пластикатовый памятник Чубайсу с золотым ваучером в руках? Нет? А он там стоит. И Гайдар, и Ельцин – все отлиты в пластмассе и раскрашены светящимися красками. История конца двадцатого века в России была настолько романтизирована, что добрая половина художественных произведений была о вашей перестройке. Богатые и очень богатые люди снаряжали целые экспедиции в поиске реликвий этой эпохи. Огромной ценностью оказались монеты перестроечного периода, которые имели хождение наравне с официальной валютой и являлись символом богатства и процветания. Вам, конечно же, смешно, но докопаться до истины стоило большого труда. В одной из случайно прочитанных книг я узнал, что в девяностые годы у россиян такие монеты скапливались в железных и стеклянных банках, валялись под ногами, и их никто не поднимал. Теперь я знаю, что это чистая правда, но там, в будущем, мне пришлось долго убеждать предпринимателей в реальности такого явления. Наконец, появились заинтересованные лица, выделившие средства для реализации проекта.

Создавать машину оказалось проще, чем я думал. Не вдаваясь в подробности, скажу лишь одно: все, о чем пишут ваши фантасты касательно технической стороны путешествия во времени – абсолютная дребедень. Никаких изменений и раздвоений нет, то, что может быть, то и будет, то что не возможно, того и не случится никогда. Вот и весь принцип. Тупоголовые технократические ученые этого понять не смогли, почему я и отправился один в надежде насобирать искомые монеты на помойке. По моим представлениям, горы вышедших из употребления монет должны были валяться повсюду. Затем я намеревался вернуться домой и зажить очень богатой жизнью. Откуда мне было знать, что бесполезные, вышедшие из обращения денежные знаки люди будут упорно хранить на всякий случай!

Когда я прибыл к вам, то был одет по моде девяностых годов. Изъяснялся на русском языке вашего времени. Но меня везде принимали за сумасшедшего и отовсюду гнали, кроме спецприемников, а впоследствии и «психушек». Поначалу я хитрил и на всех допросах прикидывался вашим современником, потерявшим память. Но однажды я все-таки «сломался» и выдал правду в надежде на какие-то улучшения своей судьбы. Результатом стал суровый диагноз и путешествия из клиники в клинику. Нет, удрать я бы, конечно, смог, но что меня ждет по возвращении с пустыми руками в стране «техносов»? Все, к кому я обращался за помощью в обретении вожделенных монет, считают меня психом. Так что, уважаемый, все надежды уповаю на вас. Если вы соизволите мне поверить и раздобудете килограмм десять-пятнадцать этих идиотских монет, то я с радостью возьму вас с ценным для обезумевших потомков грузом в страну технической цивилизации».

Возможно, что я попал под влияние психопата, но все-таки просьбу Павла Николаевича выполнил и набрал для него пуд «перестроечных» монет. Более того, подготовил задел на будущие коммерческие операции. Теперь остается убедиться в реальности рассказанной мне истории. Если это бред душевнобольного, то я вряд ли чем рискую. Ну, а если мне предстоит и в самом деле совершить путешествие во времени и заняться столь нехитрой коммерцией, то, возможно, меня ждет очень интересная жизнь».

Вот какую писанину преподнес мне мой друг, который благосклонно относится к моему творчеству и любит удивить всякими необычными случаями из своей богатой оперативной практики.

Автор использовал воистину неумирающий сюжет, кочующий из повести в повесть! Откуда такая живучесть избитой темы? Может, она вновь и вновь появляется из потаенного желания человека вернуть упущенные возможности и прожить жизнь наново, без повторения прежних ошибок? Единственно, за что можно похвалить автора, так это за неприкрытую насмешку над некоторыми политическими веяниями современности.

 

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes