Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Главная
Ясновидящий | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

Про то, что человеку с физическими недостатками несладко живется на свете, говорить излишне, даже безногий нищий с пропойной физиономией, рассказывающий байки, что он герой войны и отец многочисленного семейства, заслуживает подаяния. Думаю, что не следует в уме вычислять, сколько он получит попрошайничеством за день, за месяц или за год, уверен, большинство калек с радостью поменялось бы своими заработками с кем-нибудь из осуждающих их граждан на здоровые ноги. Ну, а те инвалиды, которые продолжают бороться за достойное существование, просто герои, своим примером убеждающие маловеров, что человек не только хитрое животное, но и могучее вместилище духа.

Жил да был в одной семье инвалид с детства по зрению, звали его Филиппом. Мальчик не был совершенно слепым, нет, если поднести предмет к самому его носу, то он его мог разглядеть, а весь прочий дневной мир представлялся ему в виде цветовых теней большей или меньшей яркости. По какой-то медицинской причине никакие очки для его глаз не подходили, поэтому он бодро расхаживал по улицам, колотя землю белой тростью, а когда утомлялся от этого занятия или же хотел полюбоваться игрой солнечных пятен, то садился на простенький брезентовый складной стульчик, что всегда носил с собою за спиной. Несмотря на свой недуг, мальчишка был на редкость жизнерадостным, и, на первый взгляд, нисколько не тяготился своим слабым зрением. В учебе он преуспевал, любил читать, увлекался всем тем, чем увлекаются ребята его возраста, естественно, с учетом своих возможностей.

Когда его старший брат Максим связался с компанией «черных следопытов», как принято называть любителей копать оружие, Филипп потянулся за старшим, проявляя чудеса интуиции и ловкости. Его чуткие пальцы, кажется, чувствовали все ржавые внутренности боеприпасов. Занятие это, бесспорно, было рискованным и, с точки зрения уголовного законодательства, наказуемым. Настало время, когда всю компанию «следопытов» задержала милиция с кучей всякого ржавого боевого снаряжения эпохи прошлой войны. Дело произошло во время показательного рейда. Поэтому с каждым из подростков работали отдельно, двоим даже условные сроки наказания присудили. Братья сей участи миновали, но такова сила поискового дела, что отойти от него иным людям очень сложно.

Учтя негативный опыт общения с милицией, и жестокую отцовскую порку Максим быстро переквалифицировался в так называемые легальные поисковики, а именно собирал монеты при помощи металлодетектора на полях и огородах. Филиппку, конечно, теперь было не угнаться за братом, это ведь не блиндаж раскапывать, тут «волка ноги кормят», однако поисковую идею и он не оставил. Начал углубленно изучать физику, в частности тот ее раздел, который касается радиоэлектроники. Старший брат копал монеты до той поры, пока его не забрали в армию. На отвальной подвыпивший Максим сказал Филиппу: «Оставляю тебе свой металлоискатель, на даче летом можешь поковырять землю. Только с прибором поаккуратней, сломаешь, шею намылю», – с тем и ушел служить.

Долго Филипп пытался приладиться к поисковому прибору, но дело у него двигалось очень медленно. В скором времени у него стало появляться смутное ощущение, что во время работы с металлоискателем он обретает способность как бы видеть сквозь землю. Это ощущение крепло по мере накопления поискового опыта, и Филипп даже начал подумывать, не мешают ли его чутью электронные блоки обрабатывающие возвратный сигнал: «Экая тупая машина, пищит без толку на два тона, – иногда думал Филипп, – вот если бы приемную катушку прямо на мои нервы вывести».

Однажды его родители прослышали, что в далеком городе существует клиника по стимуляции зрения. Подзаняли они денег и повезли сына в эту клинику. Во время процедур Филиппа очень удивляло, что электроды ставятся прямо на кожу, на разные участки ее. В конце лечения он упросил лечащего врача составить ему схему рефлекторных зон, отвечающих за зрение, якобы для самомассажа. После лечения острота зрения у парня повысилась не надолго, видно, такова специфика его заболевания была. Только Филипп, как ни странно, не очень тужил по этому поводу – весь был захвачен новой идеей, а именно: решил он подключить к рефлекторным зонам, влияющим на зрение, электроды, отходящие от катушки металлоискателя. Вполне понятно, что сам бы он никогда не смог воплотить свою идею в жизнь, поэтому пришлось найти народного умельца, из тех мастеров, что раньше всегда можно было встретить в различных институтах и конструкторских бюро. Нашел такого мастера, рассказал свою историю и задумку небывалую, мастер только затылок почесал: «Ну, ты, парень, мне задачку задал, фантастика какая-то, прямо «человек-амфибия»! Ну, да ладно, попробую, давно я мозгой не шевелил. Только учти, металлоискатель придется раскурочить безвозвратно. Брат, наверное, не обрадуется». «Если дело выгорит, – отвечает Филипп, – я ему новый куплю, а нет… ну что ж, свои люди, родня, сочтемся как-нибудь». Хмыкнул мастер и вонзил паяльник в американскую электронику.

Месяц-другой бился электронщик с иноземной техникой, но осилил таки: прибор хоть и потерял внешнюю привлекательность, стал более походить на паука с выставленным вперед свиным рылом, но требованиям заказчика отвечал. Говорит мастер Филиппу: «Давай испытаем, попробуем». «Нет, – отвечает Филипп, – я потом, не сейчас – это ведь уже не совсем электроника, мне настроиться надо». Похвалил тогда мастер Филиппа за рассудительность, успехов пожелал, на том и распрощались.

Уехал Филипп на дачу, распаковал свой чудо-прибор, на лавочке сидит и электроды к себе прилаживает – где резиновым бинтом примотает, а где и присоску прилаживать приходится через специальную электропроводящую пасту. Вид со стороны жуткий, ни дать, ни взять, инопланетянин или чудище морское. Включил свой металлоискатель, поднес датчик к земле – никакого эффекта. Крутит ручки настройки, датчик к металлическим предметам подносит – никаких ощущений у него в мозгу не возникает. «Может, мне свет мешает», – подумал Филипп. Дождался он ночи, ночь выдалась темная, облака низкие все светила небесные позакрывали. Приладил к себе электроды в светлой избе, да и вышел в темноту в чисто поле с включенным прибором. Поначалу шел, каждый шаг ногой прощупывал. Вдруг видит, земля вокруг катушки на несколько метров, словно фонариком синим, слегка подсвечивается. Постоял немножко, пригляделся, а ботинки на синеватой земле темными пятнами выступают. Постоял еще немного, глядит, медные молнии на ботинках красным цветом отливать стали. Даже гвоздики золотистыми точками в подметках разглядел – это при его-то остроте зрения. Забилось сердце чаще обычного у Филиппа, верить сам себе боится, а его ночное зрение с каждой минутой все яснее и яснее – что на воздухе в зону излучателя радиоволн попадает, имеет цвета, вполне определимые, а подземные предметы, еле видными тенями-полутонами окрашенные, сквозь синеву пробиваются. Какие предметы поближе к поверхности, у тех очертания четче. Стал Филипп припоминать, какие цвета при смешении с синим получаются, и догадался, что вон тот кружок не иначе как железная пробка, а это – монета. Копнул лопатой – синий цвет земли в этом месте словно изломался и раскрошился, зато монета тотчас краснее стала. Пошел дальше, нашел еще несколько узнаваемых предметов, в глубине увидел неясный контур колеса тележного, а гвозди, словно червяки, повсюду лежат, топорщатся в разные стороны. Огласилась тишина дачного поселка воплем радости: «Вижу!!!», да на том проявления эмоций у Филиппа и закончились, взял парень себя в руки, понял, что открывшиеся перед ним перспективы до поры в тайне держать надо.

Переменилась с тех пор жизнь у Филиппа. Всем знакомым и родственникам сказал, что сторожем устроился на специальное предприятие, где люди с особо тонким слухом нужны. Для окружающих ничего подозрительного нет – днем спит, а по ночам на работу ходит, а на самом деле Филипп ночами по лесам и полям со своим излучателем бродил. Так он свое видение развил, что не только на сучок напороться не боялся, всякую веточку увидеть мог. На вырученные от находок деньги заказал у знакомого мастера-электронщика еще несколько моделей электронных излучателей и металлоискателей, какие удачные получились, какие нет, только ночь для него стала ясным днем, а подземный мир открытой книгой, которую он с удовольствием читал.

Когда Филипп всю округу досконально изучил, то встал вопрос, куда дальше направляться. О путешествиях далеких начал, было, мечтать, но вовремя опомнился: ночью-то он король, а днем без белой тросточки и привычного брезентового складного стула – никуда! Попытался, было, осваивать подводное плавание – ведь на дне тоже темноты хватает. Не вышло, то ли электроника негодная была для работы под водой, то ли его видение на водную среду не распространялось. Заскучал парень, все время размышлял, что же ему дальше делать. Однажды услышал по радио сообщение в новостях: некий профессор собирается в очередной раз Янтарную комнату отыскивать, мол, знает точное место, где ее фашисты упрятали. Узнал Филипп адрес профессора и явился к нему с визитом, как есть с белой тросточкой. Ученый вначале визитера за сумасшедшего принял, чуть за дверь не выставил, да уговорил его Филипп эксперимент ночью на пустыре провести. Профессор согласился не потому, что поверил, а из обычного смущения человеческого, когда встречаешься с инвалидом, а как Филипп продемонстрировал свое умение подземного видения, ученый с той минуты за ним, как привязанный ходил.

Вскорости выехала экспедиция в поле. Подземное царство в тех местах было интересным, но и опасным в то же время, повеяло в лицо Филиппу смертельным холодком своего прежнего увлечения. Особенно мрачно выглядело содержимое земли в ночном видении, тут и там мины, снаряды, скелеты не погребенные и всюду осколки да обрывки проволоки колючей. Попадались, правда, и очень древние вещи, явно из тех, которые фашисты при отступлении попрятали. Вот во время одного из маршрутов отыскал Филипп бункер подземный с единственным входом. Всю ночь Филипп его снаружи осматривал. Ученый наутро приготовился раскапывать бункер, Филипп его останавливает:

«Не могу я разглядеть, что внутри бункера, весь бункер железный, железо экранирует сигналы, вход может быть заминирован». Улыбается профессор в предвкушении удачной находки, говорит: «Откуда же ты знаешь, что вход заминирован, если не видишь никаких признаков?» Хотел Филипп чего-то возразить, да потом плечами пожал и отошел в сторонку. «Ничего, парень, сейчас при свете дня разберемся, у нас ребята опытные, аккуратно работать будем». Солнце в тот день во всю светило. Сложил Филипп свое снаряжение, взял белую тросточку и стул свой складной, уселся невдалеке под деревом и стал любоваться солнечными пятнами. Тут в раскопе бункера взрыв и случился. Участники экспедиции все на месте погибли, а Филиппа ранило сильно, хоть он и в отдалении сидел. После этого случая болел долго, да так и не выздоровел, помер. Никаких записок Филипп после себя не оставил, про его дар только радиомастер и знал, пытался рассказывать, да ему никто не поверил: вестимое ли дело, чтобы слепой ночью, как днем, видеть мог?

Да уж, не пожалел Терентий Осипович своего героя! Расчет автора понятен: нет феномена – нет надобности вдаваться в технические подробности. От долгой работы с примитивной поисковой техникой, когда приходится больше работать лопатой, чем металлоискателем, иногда возникает иллюзия «подземного видения», но этот эффект быстро улетучивается. Возможно, рациональное зерно в идее рассказа присутствует ( ведь каким-то образом изготовили для слепых компьютерные мониторы ), но я не верю, что рассказ был написан на основе реальных событий.

 

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes