Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Агитбригада | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

Жил-был на свете один кладоискатель. Звали его Борисом. Бродил он по лесам, пользуясь старыми картами, выискивал исчезнувшие деревни. Искал клады возле фундаментов, мостов, изб разрушенных, людьми давно покинутых. Знакомые часто спрашивали: «Много ли кладов нашел?» «Много, – отвечал Борис. – Со счета сбился». «А что ж ты пешком ходишь? В кодиллаке не ездишь?» Вздыхает Борис да плечами пожимает. Как человеку несведущему о поисковом деле рассказать: можно сотню кладов найти, которые в старые времена прятались, да вот продать найденные бесхитростное добро, что с золотом и рядом не лежало – особый талант нужен, а торговать, надо сказать, Борис не умел.

Выроет, бывало, очередную кубышку с двумя горстями монет позеленелых, осмотрит каждую – нет редкостей. Отдаст часть самых хороших находок в музей краеведческий, а остальные просто так раздарит. Зимой подрабатывал, где придется, а как снег растает, в леса до глубокой осени отправлялся.

Но вот женился кладоискатель, семьей обзавелся. Если летом на работу устраиваться, то на хороший заработок рассчитывать, конечно, можно, а зимой трудно временную работу найти. Старого дела не хотелось бросать. Привык бродяжить, в лес войдет – на душе спокойно становится. Маялся он так, между обязанностью семью содержать и увлечением своим, пока однажды, не попалась на глаза ему книга Альберта Алексеевича Мартыненко, в которой архив лагерного врача опубликован. Прочитал, задумался: «Был бы побогаче, обязательно проехался бы по десятку адресов – глядишь, один крупный клад, да и поднял бы. Денег на одну экспедицию, может, и хватило бы, но почем знать, не побывал ли кто другой там раньше? Если секретный план в печати опубликован, то запросто может оказаться, что клада уже на месте нет, или – приедешь, а на указанном сто лет назад участке домами все застроено». Занимается Борис своими житейскими делами, о книге, нет-нет да и вспомнит, идея какая-то недодуманная беспокоит, неосознанная до времени. Мысль ведь иногда совсем, как осенняя муха, бьется, бьется о прозрачное стекло, а не понимает, что рядом форточка открыта.

Вот как-то раз встретился он со своим приятелем старинным. Посидели за кружечкой пива, поговорили о том о сем. Этот товарищ работал санитарным врачом. «Дома престарелых» курировал. Жалуется доктор: «Туго старикам нашим приходится. Лекарств бесплатных мало. Работников из-за низкой зарплаты не хватает. Помощь от богатых попечителей приходит только по радио. А главное – тоскуют старики и старухи, друг другу со временем поднадоели порядком, новых людей мало, и те слушать стариковскую болтовню не хотят. А сколько замечательных людей среди них, сколько они пережили, сколько знают интересного!»

Тут Бориса и осенило, как пелена с глаз сошла: «Вот оно сокровище настоящее! В людях пожилых сокрыто. Ведь можно сделать так, что бы и старикам развлечение, и информацию нужную собрать». Спросил у своего товарища, санитарного врача: «А что, если я соберу группу людей: артиста какого-нибудь, психолога, ну, и корреспондента профессионального, который информацию собирать умет, да и поездить с ними по твоим заведениям? Разрешение можно получить?» «Да все только рады будут этому почину. Особенно, если твоя группа не с пустыми руками приезжать будет. Только кому нужны теперь воспоминания о былых годах? Писатели вроде бы всю правду-неправду о минувших годах и записали и рассказали, а простой народ – как при царе, так и без него – одинаково маялся. Ничего нового нет». «Так-то оно так. Но есть одна идея», – ответил Борис и пересказал суть книги писателя Мартыненко. – «Вот я и думаю, не пришла ли наша очередь собственный архив собирать. Организуем издание бюллетеня, например, «Путеводитель кладоискателя», рассказчикам нашим мы будем гарантировать, что рассказ опубликуем, а в нем старые люди смогут привет передать знакомым, по всему свету разбросанным. Те «легенды», что сами проверим, тоже публиковать будем, под рубрикой: «Проверено делом». Под рубрикой «Комментарии специалиста» будем давать оценку поисковой ценности рассказов, советы размещать». «Идея интересная, – говорит доктор. – Только мне заниматься этим некогда. Наберешь такую группу, я тебе гастроли без проблем устрою». На том приятели и расстались.

Борис всерьез взялся за новое дело, не хотел он в кабалу долговую лезть, пришлось кое-что из своих любимых находок продавать. Нашел двух артистов безработных. Один – чтец, другой – певец. Психолога не удалось подрядить – специальность ныне ходовая – зарплату большую платить надо. Однако и тут выход нашелся: через своего приятеля-врача договорился сам консультации брать в специальном центре, работающем с пожилыми людьми. Закупил подарков на всех жителей «Дома престарелых», о подарках для медперсонала позаботился, и поехал на «гастроли» со своей «агитбригадой».

Получилось очень даже складно. Были, как и в любом новом деле, трудности да шероховатости, но их учли на будущие выезды. После третьей поездки материала на целую книжку набралось. Но тут зима кончилась, поисковый сезон настал.

Ночами напролет сидел Борис над картами и справочниками, выбирал, какие же объекты первыми проверить. Отобрал три рассказа – можно в дорогу отправляться, но деньги к тому времени у кладоискателя совсем вышли. Приятель-врач помог, взаймы дал и сказал: «Это тебе от лица здравоохранения. Мне доложили, что после ваших визитов пациенты веселее и здоровее стали. Десятки стариков целыми днями воспоминания записывают. Даже с виду вроде помолодели. Того и гляди, к «светской» жизни потянет, выписываться захотят».

Поехал Борис на первое место заложения предполагаемого клада – неудача. Забор двухметровый, видеокамера, охранники к воротам даже не подпустили – «туз пиковый» какой-то дачу на холме отстроил. Поехал Борис по второму адресу. Приметы совпадают. Стал канаву копать, тайник искать. Из соседней деревни мальчишки проходили – расспрашивать стали. Не любил Борис врать, сказал ребятам, что ищет клад старинный. «А, – говорит один парень – это коробку с камнями-самоцветами? Так ее давно уже нашли. Стали копать яму под телеграфный столб и нашли. Тогда все еще в милицию сдать велели». Думает про себя Борис: «С одной стороны хорошо, что информация подтвердилась, но моей семье от этого факта оклад вовсе не прибавился».

Набрал на третью экспедицию последние рубли-копейки и поехал на восток страны. Вышел на полустанке – ни дорог, ни людей. Одна будка стрелочника стоит. До деревни пятнадцать верст шагать по колее тракторной. К вечеру дошел до крайней избы, где свет горел. Постучался. Открыл дверь Борису дед старый. «Пустите, дедушка, переночевать». «А к кому ты приехал сюда? Тут сейчас один я и живу во всей деревне». «Не слыхали ли вы, – говорит, – такую фамилию – Миронов? Дом их здесь когда-то стоял». «Эх, вспомнил мироновский дом! Да его, почитай, уже лет пятьдесят, как на дрова разобрали. Ну, да заходи. Чего, на ночь глядя, на пороге стоять?» Пустил дед Бориса переночевать, а на утро показал, где дом искомый стоял, где колодец стоит, до сих пор еще не обрушенный.

Стал обследовать Борис местность. Все сходится. Начал в нужном месте шурф копать. По грудь в землю ушел – все песок да глина. Только звякнула кайлушка о что-то железное. Почистил рукавицей на дне, увидел – самый край сундука показался. Заработал быстрее. Вскоре и весь сундук появился, замок-то уж совсем сгнил, прямо в руках раскрошился. Отодрал он крышку и обомлел – на минуту оторопь его взяла, как груды монет золотых сверкнули. Словно безумный, уселся на корточки и пересыпает монетки с ладони на ладонь. Вскоре взял себя в руки, перегрузил золото в рюкзак, закинул ношу на спину и к деду в избу вернулся: деньги, что в карманах остались, продукты – все отдал на радостях старику, сам в обратную дорогу направился.

Как домой вернулся, поехал проведать того старика, который ему богатую «привязку» рассказал. Про других постояльцев тоже не забыл, подарков на всех припас. Встретили его, как старого знакомого. Стали наперебой рассказывать, что кто припомнил. Листки протягивают с разными историями: где про ценности спрятанные, где месторождения природные, что были когда-то найдены да почему-то позаброшены. Еле-еле Борис к нужному человеку пробился до вечера.

Старик, оказывается, сильно захворал, продуло весенним ветерком. Лежит в изоляторе. Пришел к нему, рассказал, как дело было, потом говорит: «Вам половина, батяня, причитается. Решайте, что с золотом делать будете». Долго молчал старый человек, а потом сказал: «Слушай меня, парень. Да не перебивай. Доволен я, что ты отцово золото добыл. Оно чистое. Нет на нем ни крови, ни слез чужих. Только пот староверов-добытчиков. Нет у меня наследников, а сам… – видишь, лежу, поднимусь ли, нет, не знаю. На что мне теперь золото? В гроб его не положишь. Ничего не унесешь с собой в карманах на тот свет. Слушай теперь мой завет. Вот мне ты, к примеру, только рассказ пообещал пропечатать в своей газете, а сам – золото принес. Я-то человек с понятием, а другого, беспонятливого, отблагодаришь – глядь, откуда ни возьмись, родственники к «счастливцу» разбогатевшему набегут. Мало того, что его уморят быстро, так потом и за тебя возьмутся по судам таскать. Думай. Помогать хочешь – делай это с умом. Если даром отдают, не кочевряжься, болтай меньше. Лучше через какой-нибудь фонд на всю нашу богадельню средства пускай, да специального человека поставь, следящего, чтобы не своровали много из твоих благодеяний – иначе твоему доброму делу грош цена: одних людей развратишь, другим – не поможешь. Не трать на это дело половину. Трать только одну третью долю, иначе самого жадность душить начнет – характер себе спортишь. Я это по себе знаю, по молодым своим годам. Книжицы придумал выпускать – это дело хорошее. Но, чур, где сам побывал, про те места не пиши. Нечего людей заведомо в обман вводить. Запомни накрепко три погибельных обстоятельства фартового человека: бездумная щедрость, похвальба и жадность. Если этих страстей сторониться, не заленишься, не загордишься, да помнить всегда будешь, что в свое время ответ перед Богом держать придется, всякое дело тебе удастся. А теперь ступай, устал я чего-то».

Уж не знаю, все ли заветы Борис исполнял, только два бюллетеня с рассказами пожилых людей сам в руках держал. Интересные они получились. Даже на одно место съездить собираюсь – вот только лопату наточу.

Идея автора по сбору поисковой информации в социальных пансионатах изрядно отдает прагматизмом, если не сказать резче. Деятельность подобной агитбригады, на мой взгляд, мало отличалась бы от хорошо известных «благотворительных» услуг, предлагаемых коммерсантами пожилым людям. Тем не менее, проблема исчезновения ценнейшей информации существует. На богатейший жизненный опыт и знания пожилых людей совершенно нет спроса в современном мире. Отказываясь от сбора уникальных материалов, современники обрекают себя на повторение пройденных ранее ошибок, на попытки открывать уже открытое старшим поколением. Автор верно замечает, что хранящуюся в кладовых памяти сокровищницу познания невозможно открыть обманом и подкупом, а лишь при помощи внимательного и человечного отношения к носителям этих знаний. Я полагаю, что должна быть создана государственная программа по работе с пенсионерами, дабы попытаться сохранить накопленный опыт уходящих поколений наших сограждан.

 

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes