Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Архивариус | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

Как учит нас современность, продать можно все, как существующее, так и не существующее, все, от будущего до прошлого, от бытия до небытия, правда, затраченные на акт продажи силы и средства могут не покрыться полученными доходами. Ну, да это уже частности. Особенно сложно торговать несуществующим товаром, однако таковые попытки делались всегда. Отдельно взятый покупатель быстро насыщается покупками несуществующих товаров, а рядовому продавцу «пустышек» приходится либо быстро-быстро бегать, либо иметь надежное «укрепление» (с толстыми-толстыми стенами, глубоким погребом, а главное – с надежной «крышей»). Правда, встречаются иногда народные умельцы, живущие обманом и слывущие при этом весьма порядочными торговцами. Каким-то чудесным образом они умудряются убеждать покупателей, что превращение товара в «пшик» явление закономерное, и вся ответственность целиком и полностью лежит на неправильном использовании приобретенного товара. Но, как говорится, правосудие может позволить себе дремать, а «Бог правду видит, шельму метит». Даже в земных условиях такие случаи бывают.

Жил да был один почтенный торговец недвижимостью. Звали его Борисом Борисовичем. Нет, недвижимость была всамделишная, но времена сверхприбыли на этом рынке прошли. Крупные фирмы стали потихонечку притеснять «Борисов Борисовичей», различные новые технологии для этого придумывая: от легкого запугивания, там, скажем, геопатогенными эффектами, парапсихологическими сложностями, до других более суровых способов конкуренции. Случилось так, что Бориса Борисовича, несмотря на его почтенный вид, кто-то поколотил, да так жестоко, что после больницы он мог ходить только опираясь на тросточку. Медлительность в передвижении для торговца недвижимостью отрицательно сказывается на росте доходов, поэтому Борис Борисович удалился от дел на лоно природы, в творческий отпуск.

Когда же, вернувшись из сельской местности, он встречал знакомых, то они порою даже оставался неузнанным, настолько изменился весь внешний облик Бориса Борисовича. Прыткий, не в меру суетливый риелтор исчез, а на его материале образовался благообразный седенький ученый муж с неизменной элегантной тростью в левой руке. Его стали замечать в библиотеках, обложенным толстенными книгами в старинных переплетах, в архивах, за чтением пожелтевших документов. В печати начали появляться публикации, подписанные Борисом Борисовичем, да и по телевизору, в разных телепередачах, нет-нет, да и промелькнет знакомая профессорская бородка. Порою включишь радиоточку, а он уже там вещает! И все, что он рассказывал, звучало правдиво и убедительно, слух, можно сказать, завораживало потому, что темы, поднимаемые Борисом Борисовичем, постоянно интерес у народа к различным загадочным историям подогревали.

Лекции «старого ученого» все больше касались старинных городских домов. И не просто домов, а домов, в которых, по преданию, сокрыты несметные сокровища. Во всех рассказах обрисована лишь общая ситуация да недомолвки разные, но и, конечно, множество исторических анекдотов, чтобы публика, так сказать, не скучала. У слушателя, читателя или зрителя складывалось впечатление, что сам Борис Борисович все доподлинно знает, где, что и сколько запрятано. Теперь его уже не то, что обижать не хотели, появились у него свои поклонники. Когда он говорил, ему в рот смотрели – авось, обмолвится и скажет точные координаты кладов несметных. А уж слава о нем как о человеке непомерной учености и абсолютной бескорыстности так далеко покатилась, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Вроде бы даже и фонд в поддержку благородной деятельности Бориса Борисовича организовался, да про это никто доподленно не знал. Несмотря на то, что видимых финансовых операций Борис Борисович не проводил, судя по всему, благосостояние его росло год от года.

Правда, стал он попивать не в меру. И что хитрец удумал? Чтобы в алкоголизме и дебошах замеченным не быть, маскироваться начал. Свою бороду сбрил, а носил накладную, не менее благообразную, чем натуральная. Как у него запой, так седовласого старца нет, как и не бывало. Вертит прах пожилой гуляка с усищами черными торчком, и гуляет по всем кабакам, якобы никем не узнаваемый. Говорят, что у него было даже два настоящих паспорта с различными фотографиями. Один – для гулянки, где улыбчивый усатый весельчак запечатлен, другой – для научного мира, седенький благообразный старичок в пенсне.

И вот что интересно. Гулял-то Борис Борисович не в пивнушках каких-нибудь, а в самых дорогих ресторанах, да не один гулял, а всегда у него своя компания была, этаких душевных людей «богемного вида», которых всякий отдыхающий толстосум за своим столом рад бы видеть был. Сидят они ранним вечером в компании Бориса Борисовича, пьют, едят, разговаривают, когда ночное веселье начинается, собутыльники нашего знакомца покидают и, как таракашки, по залу разбегаются. Начинали эти люди свою тонкую работу исполнять: в нужное время анекдоты про клады рассказывать. Тема, как известно, забористая. Тут и вспоминается случай, как, мол, мудрый старичок, архивариус (Борис Борисович-Первый, то есть тот, что в пенсне) подсказал доброму человеку квартирку задрипанную купить, а под половицей в чуланчике богатство немеренное. В другом месте зала рассказывают, газеткой потряхивая: «Так вот же интервью с этим благородным человеком есть. Он еще много чего знает».

После таких застолий, глядишь, один, другой богатей, да и выйдет с конфиденциальной беседой на Бориса Борисовича-Первого (что в пенсне). Так, мол, и так. «Хочу квартиру с кладом купить». За стеклами очечков вспыхнет на мгновенье алчный огонек в глазах да тут же и погаснет. Потому что внутренний голос ему в это время нашептывает: «Погоди, Борюсик. Потяни малость, много-то не хапай». А вслух благообразный ученый говорит просителю: «Видите ли, милостивый государь. Я вам могу посоветовать один адресок. Только денег я с вас брать не могу, ведь знания, они никому не принадлежат. Эти сведения и вы в библиотеке смогли бы вычитать. И вообще как-то нехорошо с деньгами-то. Вот разве что в фонд «Ветеранов архивного дела» малость перечислите. Когда некоторую сумму переведете, вот и поговорим о квартирке с кладом».

Естественно, сам Борис Борисович и был главным финансовым директором этого фонда. Вот клиент звонит в фонд, спрашивает у секретаря, сколько обычно люди переводят. Ему, конечно, сначала говорят, «кому, сколько не жалко», а потом таксу стандартную называют. Покривится толстосум, потом и подумает: «А ладно. Если и не найду клада, то в меценаты попаду. Лишь бы справку дали». И получает он устные сведения от Бориса Борисовича, какую квартиру покупать следует. Бежит богатей искать хозяина недвижимости. А Борис Борисович уже позвонил хозяину по телефону: «Дело сделано, клиент созрел. Давай мой процент законный».

Так дело год за годом шло без шума, как говорят, без сучка и задоринки. Правда, в ресторациях иной агент-весельчак забывался, болтать лишнее начинал. Но такому никто не верил. Слишком велика была слава Бориса Борисовича. А из покупателей с претензией никто к аферисту-архивариусу почему-то не приходил. Случая такого не было.

Поначалу это обстоятельство очень радовало Бориса Борисовича. Особенно, когда к непогоде старые ушибы болеть начинали. Потом задумываться начал, беспокоиться. Спрашивал у внутреннего голоса: «Не пора ли удирать, в иные края перебираться?» «Нет, отвечает внутренний голос, – рано еще». Успокаивает сам себя Борис Борисович: «Дело со всех сторон продумано. Ни придерешься. Вот разве что борода накладная и паспорта два».

Решил послать своих агентов узнать о житие бытие покупателей «кладоносных», так сказать, квартир. Да что постороннему человеку о таком деле расскажут? Ничего не узнал Борис Борисович. Решил сам позвонить одному из покупателей, самому смирному на вид. «Здравствуйте, милостивый государь. Хотел узнать, так сказать, для статистики. Что было в том тайничке, про который давеча я вам рассказывал?» Ему отвечают: «Ой, извините, что забыл вас поблагодарить. Много там всего, чего было именно в том месте, где вы точнехонько указали». Ошалел Борис Борисович в первую минуту. Думает про себя: «Ну, это, наверное, толстосум свое реноме уронить не хочет, привирает. Знаем мы их, буржуев». Давай другому названивать – в ответ то же самое. Забеспокоился Борис Борисович не на шутку. Стал по записной книжке всем подряд своим клиентам названивать. На пятнадцать благодарностей нарвался. Почитай, что в каждой проданной квартире, именно в том месте, где он и говорил, что-то всегда запрятано было.

Охватил столбняк Бориса Борисовича. Ни рукой, ни ногой шевельнуть не может. «Как же это? Ведь…» – только и мелькнула мысль в его встрепенувшейся голове, да что-то в груди вдруг щелкнуло, померк свет за стеклышками в старинном пенсне – сердце не выдержало такого поворота событий. Погиб талант под гнетом неосознанных возможностей своего величия. Вполне возможно, уважаемый читатель, что вы то же обладаете каким-нибудь феноменальным даром, попробуйте его раскрыть на досуге, только во избежание «производственного травматизма» не следует сожалеть об упущенной выгоде, это для здоровья очень вредоносно!

За гротесковой фантазией автора скрывается реальный исторический анекдот, происшедший в Москве вскоре после победы России в войне с Наполеоном. Не помню имен героев реальной истории, так как читал об этом в давние времена, но фабула рассказа г-на Копалкина частично совпадает с историческим описанием деятельности мошенника, который за определенную плату брался продавать разрушенные французами имения, распуская слухи о запрятанных в домах кладах. В предсмертном признании мошенник упомянул один случай обнаружения настоящего клада в указанном им месте. Этот эпизод настолько поразил престарелого афериста, что побудил его сделать официальное заявление о своих мошенничествах, которое было зафиксировано в полицейском протоколе.

 

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes