Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Духобор | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

«Что первично, материя или сознание?» – этот вопрос каждый человек для себя сам решает. Знавал я многих людей, которые после определенных жизненных ситуаций, вдруг верующими людьми становились, иные, наоборот – в атеистов превращались. Некоторые специальности, например, очень даже способствуют, так сказать, изменению мировоззренческих позиций. Вот и захотелось мне рассказать сказку рассказать о мистических событиях, происшедших в некотором городе Н-ске.

Жили в том городе друзья-приятели, которые законов человеческих не боялись. Организовались они в так называемую «бригаду», но не бандитством или воровством промышляли, а курганы древние грабили, что уголовным законом по определенной статье осуждение имеет. Не боялись никого бугровщики, кроме таинственных явлений, которые возникали в связи с разграблениями языческих курганов. Когда захоронения сооружались, люди по другим правилам жили. Видать, по этой причине души покойных и не находили покоя после смерти. Бугровщики часто всякую невидаль во время раскопок встречали, и ходили они на свои грабительские дела, вечно амулетами обвешанные, и то сказать, редко помогало: то захворает кто до смерти, кого в шурфе засыплет, а то и вовсе необъяснимые напасти приключались. Так дело и продолжалось, пока к ним не примкнул один гражданин, изгнанный из кладбищенских штатов могильщиков за откровенное мародерство.

Вот сидят как-то бугровщики у костра, байки травят, а им могильщик и говорит: «С покойником-то надо завсегда аккуратно дело иметь: не то, что древние язычники, современники наши, и то бывает, капризничают. Вот, бывало, обчистишь свежепреставленному карманы, а он тебе ночью и явится, да не во сне, а как есть, призраком, и давай перечислять, чего ему в могилу вернуть надобится». «Брешешь, – отвечают бугровщики, – быть такого не может», – а у самих глаза бегают, свои случаи непонятные припоминают. Продолжает могильщик: «Не брешу вовсе, я с покойниками всегда договаривался. Попадались, правда, особо вредные субъекты, но тут мне один умелец помогал». «Что за умелец?» – заинтересовались бугровщики. Отвечает могильщик: «Мужик это хороший, только имя у него больно мудреное – Центурий Иванович – вот как. Есть у него дар Божий всяких духов отгонять, вот он и помогает по мере сил». Говорит один бугровщик: «Какой же это Божий дар? Магия, наверное?» «Нет, – отвечает могильщик, – Центурий души никому не продавал, у него с рождения власть такая над всякой нечистью имеется. Случая не было, чтобы не осилил приведение. Парень он простой, за работу денег много не берет, так на пропитание».

Задумались бугровщики, а не пригласить ли такого мастера к себе. Сказано – сделано. Пригласили Центурия, стали ему в общих чертах рассказывать, что их да как беспокоит, только не сказали, что они грабители курганов, археологами представились. Центурий, хоть и подозревал что-то нечистое, но в подробности вдаваться не стал, договорился с бригадой так – на месте раскопок духов языческих отгоняет, гонорар свой получает и уезжает на «жигуленке» своем стареньком. Так и пошло у них дело. Нареканий на работу духоборца не было, только сама бригада чудить начала: мало им, разбойникам, раскопанных в курганах вещей, так они вот что еще удумали: как курган раскопают, инвентарь весь старинный выкрадут, тотчас копии с него налепят, вокруг костяка разложат, курган закопают, по весне, глядишь, курган словно некопаный. Стали они такие места другим бугровщикам, из дальних краев приезжающим, продавать за немалые деньги, мол, сами мы люди пугливые, раскапывать боимся, а подсказать можем. Очень уж ватага бесшабашная подобралась!

Вот как-то раз собрались они вместе с Центурием возле курганного сооружения. Центурий походил вокруг холмика, почувствовал даром своим, что находятся здесь духи неупокоенные, спросил у бугровщиков: «А чей это курган? Языческий или христианский?» Отвечают бугровщики: «Судя по всему, ранние христиане здесь захоронены. Большой археологический интерес это захоронение представляет». Подумал тогда Центурий и говорит: «Вот что, ребята, чтобы вам работалось хорошо, костей не беспокойте и крест обязательно на холме поставьте». Как сказал эти слова, у самого словно камень с души упал. Подумал про себя: «Опять угадал нужное действие», – и пошел к «жигуленку», что бы домой возвращаться. Отошел уже шагов на тридцать от кургана, вдруг словно окликнул кто его. Стал он оборачиваться, а в это время что-то грохнуло, да словно обухом по голове его и ударило. Потерял он сознание.

Как очухался, видит, весь в крови лежит, голова колоколом звенит. Встал, огляделся, вся бугровщики пострелянные на земле валяются. Видно, кто-то из обманутых конкурентов счеты с ними свел, и Центурия заодно стрельнули. Пощупал он голову свою – вдоль черепа борозда вспухшая, везде кровь запекшаяся. Добрался до «жигуленка» и поехал в город. Первый же инспектор ГАИ его остановил. Никогда Центурий не любил врать и тут правду сказал, мол, археологов постреляли, и ему досталось.

После первого допроса Центурия в больницу отвезли, там хирург рентгеновский снимок рассматривал, все языком цокал. Спрашивает у него Центурий: «Что с моей головой, доктор?» Отвечает доктор: «А с твоей головой, голубчик, интересная вещь произошла. Стреляли-то тебя правильно, на убой, только пуля скользнула по черепу, вошла под кожу, под скальпом пол-оборота сделала и вышла». Удивился Центурий: «А бывает ли так, что бы голова скользкая такая оказалась?» Смеется старый врач: «Бывает, бывает. Ты радуйся и слушай, я тебе рассказ один из практики расскажу. В Германии дело было, я молоденьким солдатом там оказался. Стали мы из трофейного оружия по всему, что ни попадя, стрелять, и вдруг один лейтенант замертво упал. Дело завели, разбирательство было. Выяснилось, что никто в его не стрелял, а он сам себе случайно в сердце пулей угодил – выстрелил в каску немецкую перевернутую, пуля закрутилась и обратно, в аккурат стрелка свалила. Не веришь? А вот охотники бы тебе рассказали, что иной раз в толстую березу с краю пуля попадет, да под корой пол-оборота и сделает. Так-то».

По медицинской части Центурию повезло, а по милицейской не очень, долго его мытарили, только он и рассказывал всю правду, что духов от археологов отгонял. Не верили ему, конечно, обыск на квартире сделали, только там ничего древнее свидетельства о рождении не нашли. Дело закрыли, бандитов-налетчиков не вычислила милиция. Зато прослышали корреспонденты про это загадочное дело, и пошли статьи о духоборце в разных газетах, появились у Центурия клиенты, разные духов изгонять. Только, как мы говорили, он был парнем честным, и, если клиент маялся, скажем, от нечистой совести или от болезни какой психической, Центурий с него денег не брал, а советовал обратиться либо к психиатру, либо к священнику. Ясное дело, что с такими подходами много денег-то не заработаешь – деньги, они обман любят. Прибрали вскоре к рукам Центурия торговцы недвижимостью, одна солидная фирма предлагала своим клиентам дополнительную услугу – очистку от привидений. Стал Центурий на окладе, так сказать, работать. Настоящих-то привидений редко ему гонять приходилось, но обследовал, почитай, каждую пятую продаваемую в городе квартиру. В общем, жить стал хорошо.

Вот однажды вызывает его начальник агентства, уважительно в кресло усаживает и говорит: «Центурий Иванович, не оказали бы вы мне одну личную услугу?» «Пожалуйста», – отвечает Центурий. «Дело в том, – говорит начальник, – что мои коллеги из агентства «Тихая забота» замучились от какого-то мистического явления. Коллектив у них из трех человек состоит. Они занимаются тем, что стариков, завещающих им жилье, обеспечивают всякими благами. И вот с недавних пор все трое жалуются на какую-то нечисть. А люди, должен вам сказать, они сугубо материалистического воспитания. Что только не пробовали, вот теперь решились к вашим талантам обратиться». Согласился Центурий, тем более что начальник ему помимо оклада позволил гонорар самому с клиентов брать.

Позвонил в «Тихую заботу», ему машину с шофером выделили. Сел Центурий в машину, а шофер ему сразу не очень понравился, вертлявый какой-то, болтливый, и глазки из стороны в сторону бегают. Едут они к офису, шофер без конца болтает, потом попросил Центурия кепку с головы снять. Снял удивленно Центурий с головы кепку, шофер сразу же по тормозам ногой ударил и говорит: «Так и есть, говорили мне кореша, Меченый свое дело знает». Поворачивается к нему и говорит: «Слушай, братан, замучил меня призрак окаянный. Каждый день с полудня в течение двух часов на руках кровь чужая проявляется». Спрашивает Центурий: «Может быть, это ваша кровь каким-то образом через кожу выходит?» «Нет, – отвечает водитель, – чужая, точно. Как смоешь, ни одного пореза, и тут же снова появляется». Центурий опять спрашивает: «А, может, и не кровь этот вовсе, а краска какая-нибудь?» Отвечает ему водитель: «Ха! Пробовал я и языком лизал, и на анализы носил – точно кровь. Так что ты, Меченый, с меня первого лечение начинай». Отвечает ему Центурий: «Извините, у меня заказ в офис ехать». Водитель говорит: «Все понял», – и через десять минут предстал Центурий перед главой фирмы «Тихая забота», мужчиной солидным и, сразу видно, очень умным.

Говорит директор «Тихой заботы» ему: «Видите ли, молодой человек, я всегда был и остаюсь материалистом, но тут приключилось что-то необъяснимое. Каждый день с двенадцати часов меня мучают страшные видения, ничего, кроме них не вижу, хотя сознание не теряю, и при этом все тело судорогами сводит, боль нестерпимая. Как вы думаете, вы можете справиться?» «Попробую, – говорит Центурий, – если это «лечение», конечно, по моей части». Говорит директор: «Да, вот еще, у нашего бухгалтера в это же время полтергейст на квартире бесчинствует, очень много урону нанес. Каждый день повторяется». «Хорошо, – говорит Центурий, – и там посмотрим. Только гонорары у меня высокие, по расценкам нашего агентства за обследование квартиры». Покривился директор, услышав сумму, но согласился.

Вот сидят они вдвоем, дожидаются, пока стрелки часов на двенадцати сойдутся. Как куранты полдень пробили, начальник весь потом покрылся, а Центурий почувствовал, словно толкнула его в грудь сила какая-то невидимая. Перебрал он быстро в своей памяти различные способы борьбы с неведомыми силами и нашел один. Остановил невидимого призрака, только не изгнал его, на отдалении удерживает, а сам так и чувствует, что из него силы, словно ручейком, вытекают, все два часа продержал скованным неведомого духа. Начальник доволен, деньги заплатил Центурию и попросил съездить на другой день к бухгалтерше на квартиру. На квартире история вновь повторилась: в полдень появилась неведомая сила, которую Центурий сдерживать мог, но прогнать не имел возможности. Опять устал Центурий, словно две смены у станка отстоял. Задумался: «Заработки, конечно, хорошие, но надолго ли меня хватит?» – и решил обратиться к своему знакомцу, который спиритизмом увлекался, таких высот достиг, что с любым духом в контакт войти мог. Договорившись с приятелем, велел Центурий собраться всему коллективу фирмы «Тихая забота» на квартире у бухгалтерши без десяти двенадцать, и пришел туда вместе с «контактером». Как полдень настал, почувствовал Центурий неведомую силу, явившуюся в квартиру, тут его знакомый спиритолог глаза закрыл, в контакт с привидением вступать начал. Минут пятнадцать это дело продолжалось. Закончив сеанс «контактер» глаза открывает и говорит вслух: «Все, сегодня больше вас беспокоить ни кто не будет, а мы с Меченым уходим».

Идут они вдвоем по улице, Центурий объяснений ждет, а знакомый все молчит, потом остановился на полушаге и говорит Центурию: «Слушай, что я тебе скажу, Меченый, с этого дня больше я никаким спиритизмом заниматься не стану, греховное это дело. Я только сейчас это осознал». Кивнул ему головой Центурий и говорит: «Ну, а что на счет наших клиентов скажешь?» Отвечает ему недавний «контактер»: «… А на счет наших клиентов дело дрянь, душегубы они все. Стариков разными хитрыми способами на тот свет отправляют. Директор хитрый мужик, все делает аккуратно, да вот нашла коса на камень. Решили они потихоньку заморить старичка одного, им квартиру завещавшего. Только старичок колдуном оказался, ни на какую «тихую заботу» не поддался, тогда его водитель и отправил на тот свет. Так вот, этот старичок мне следующее сказал: «Пока все трое с повинной в милицию не придут, на себя заявление не напишут, будут у них неприятности по гроб жизни». С тобой он сладить не может, но и у тебя, Меченый, сил ненадолго хватит. Энергия вся выйдет, глядишь, и помрешь через год или раньше. Так что думай сам». Больше Центурий своего товарища не встречал, а впоследствии узнал, что тот монахом стать готовится.

Раздумывал духобор целый день над полученной информацией, а на следующий день поехал в «Тихую заботу» и попросил, чтобы все «пострадавшие» в офисе опять присутствовали. Зашел в офис, как в осиное гнездо. Не знает, что через минуту после его речи с ним душегубы сделать могут. Говорит: «Расскажу я вам все, как есть. Только прошу меня не перебивать, а потом не делать скоропалительных выводов. Итак, получается, что квартира, где полтергейст происходит, принадлежала раньше одному старику, которого, как мне ни прискорбно это вам говорить, убили по вашему распоряжению. Душа старика не может свой потусторонний путь дальше вести, пока не исполнит свою месть. Последствия этой мести каждый из вас троих хорошо испытал на себе. Единственное условие прекращения войны с вами – это, как вам ни покажется смешным, явка с повинной в милицию, где вы опишите во всех подробностях всю вашу незаконную деятельность. Я больше вам помогать не смогу, даже если бы захотел, сил у меня надолго не хватит. Выбирайте сами, господа хорошие, от призрака вам способа отвязаться не будет, сколько бы вы на это денег не ухлопали. Значит, у вас впереди либо нервный срыв, либо еще что похуже. А я свое дело сделал и ухожу».

Развернулся Центурий к двери. Тут водитель с кресла вскочил, ножик из кармана выхватил и кричит ему: «Никуда ты теперь не уйдешь отсюда, ты слишком много знаешь!» Хватило Центурию самообладания спокойно ответить: «А не боишься, гражданин хороший, что после моей смерти не только на руках кровь у тебя выступать будет? Меня силы неведомые от пули сберегли, а ты ножиком пугать вздумал!» Замер водитель с открытым ртом. Идет Центурий потихонечку дальше к двери, слышит, бухгалтерша заголосила, истерика с ней случилась, кричит: «Не я! Не я! Я ничего не знала! Мы хотели, как лучше! Мы о них заботились! От мучений освобождали, эвтаназия принята в цивилизованных странах…» Тут рявкнул на нее директор: «Заткнись, дура! Меченый ничего не знает и знать не может. Я тебе такие доказательства материальности мира приведу, век голосить разучишься!» Остановился было возле самой двери Центурий, хотел об одном известном «доказательстве», выведенном на могиле Канта напомнить, да передумал, вспомнив позабытое им правило: «Не искушай судьбу свою!», открыл дверь и благополучно удалился.

Странно читать рассказ, напичканный спиритизмом, магией и прочей чертовщиной у автора, который неоднократно заявлял, что является православным христианином, для которого единственно приемлемым способом «духовной безопасности должна служить молитва!

Истории с внедрением в раскопанные курганы поддельного инвентаря взяты из жизни. Если подделки выполняются на высоком «идейно-художественном» уровне, то обман может быть не раскрыт в течении многих лет – большинство «находок минует крупные антикварные аукционы, оседая в частных коллекциях. Обнаружить следы предыдущего раскопа после смены нескольких времен года – затруднительно, особенно если фальсификацию устраивали с должным терпением.

История с могилой Эммануила Канта не так широко известна, как полагает автор, поэтому я счел возможным ее напомнить. Во время штурма Кенигсберга взрывом было повреждено надгробье, установленное на могиле великого идеалиста. Какой-то молодой военный в запале атеистического ража написал краской на разбитом камне: «Теперь-то ты веришь, что мир материален?!». Этот случай любили упоминать преподаватели «Научного атеизма», при этом они не задумывались, что вопрос адресован умершему человеку.

 

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes