Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Ловец золота | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

Эх, трудное дело – сказки выдумывать. Кого ни возьми из сказочников, все они, почитай, те же старатели-поисковики. Собирают по городам и весям сказы да бывальщины, отмывают, словно золото на лотке, от пустословия досужего зерна мудрости, а мудрость народная весома, в сказке остаться должна. Вот и получаются вступления к сказкам – без «прикраски», похожие, как пробы грунта перед промывкой: «Жил да был таковой, пошел, мол, туда, искал это, а нашел то». Эх, беда! Не видать мне премий да фуршетов за этакую работу! Ну, да что уж теперь поделаешь?

Так вот, жил да был один мужчина в городе. Каким-никаким бизнесом занимался. Что-то с ним неладное случилось – то ли в карты проигрался, то ли сотоварищи обобрали – только остался он гол, как сокол. Подумал про себя: «Эх, Илюха, что теперь делать тебе в городе? Ноль без палочки! Бомж бомжом! Поеду-ка я в деревню к брату своему. Дарами сибирской тайги кормиться буду».

А жил Илюхин брат, надо сказать, на самой что ни на есть золотой речке. Золото в ней, почитай, больше ста лет добывали – все не кончалось. Да вот на сто первый год сказали начальники: «Невыгодное это дело – золото из земли брать». И все прииски в одночасье позакрывали. Только Илюха про эти перипетии не знал. Думалось ему примерно так: «Хочу жизнь заново начать. В городе народ совсем с ума посходил. Может, в далеких сибирских дебрях все по-другому устроено». А надо сказать, что брат Илюхин, почитай, лет десять как уехал на прииск. По старым временам так переписывались, а как Илья богатым стал, то брата Андрюху и подзабыл малость. Особенно их дорожки разошлись после того случая, как он письмо получил, в котором Андрей на перестроечные нравы жаловался. Илюха ему и ответил: «Учись у меня работать по-новому, не жалуйся, и пойдет у тебя дело». Вот и обиделся брательник на горожанина, замолчал.

В беде, известно дело, гордость хвост поджимает. Собрался Илья, да и поехал к брату повиниться да на вольном воздухе новую жизнь начать. Совершился этот его отъезд, надо сказать, под хмельком, а в таком состоянии, известное дело, некоторые люди легки на подъем. Как протрезвел Илья, толком понять не может, где его нелегкая носит: вагон, люди чужие сидят, а поезд в Сибирь мчится. Где-то за Уралом окончательно просветлило голову доброму молодцу. Стал жалеть, что с места сорвался, но и домой воротиться не захотел – упрямый все-таки мужик был. Телеграмму брату в пути отбил, принимай, мол, гостя, Андрюха. А про себя думает: «Ладно, ничего страшного не сделано, погостюю, может, поработаю год, пока житье мое городское подзабудется, а там – посмотрим!».

Вылез Илья из вагона на глухом таежном полустанке, где и поезд-то всего одну минуту стоит. Брат на переезде встречает, возле старого УАЗика стоит. Пока от станции по дороге разбитой ехали, Андрей все приговаривал: «Смотри, смотри, братка, на «клондайки» здешние. Любуйся «эльдорадами». И то, надо сказать, состояние дорожки грунтовой такое, будто бы по ней только-только танковая часть с боями прорывалась – всюду рытвины да колдобины. Там трактор на боку лежит, здесь гусеница валяется, тут столбы повалены с проволокой срезанной.

Дома, как водится, за бутылкой, разъяснил Андрей местную обстановку. Такая вот картина прояснилась. В поселке не то, что заработать, прокормиться-то сложно. Золотишко-то во всех речках-ручейках на косах лежит, да следят строго, чтобы кто хитничать не начал. Если попадешься, будешь невольником на лиходеев работать. А коль откажешься, они тебя до суда доведут. Это им дело простое. Удивился Илья: «Тайга ведь большая – как уследить можно?» Смеется брат: «Это у вас в городе – рядом живут, друг друга по имени отчеству не знают. Здесь, братец ты мой, табачку нюхнешь – сосед чихать начинает». «Ну, хорошо. А летом поди, народ в тайгу ходит на охоту или за ягодой. Кто ж тебя там выслеживать будет?» «Так-то оно так, однако, золото у нас мелкое. Глины много. Мыть начнешь – вниз желтая муть пойдет. За десяток верст по воде видать – шлихуют на речке. Дальше, чего уж проще, по следу хитника выследить». «Ну, а вот если извернуться как-то, да и намыть мешочек, пристроить без хлопот можно?» «Уж если тебя на промысле не прищучили, дальше дорога открытая. Хоть тем же ювелирам в город. Только у нас еще таких ухарей не было. Никто из кулака не выскальзывал».

Неделю-другую Илья погостил у Андрея, но дармоедом числиться не пожелал. Нашел работу, самую неденежную и трудную – в соседний поселок за двадцать верст через тайгу почту и пенсии доставлять. Раньше дорога была, по ней почтовая машина ходила. Да паводком мост снесло, а у властей на ремонт денег нет. Вот и искали человека, который бы согласился в любую погоду по тайге ходить. Работа у Ильи – все время в дороге. Народ местный к чужаку приглядывался сперва. Особенно те внимательны были, кто хитников выявлял, да ничего подозрительного не приметили, поотстали.

Так и прижился Илья в Сибири. Через тайгу идет с ружьишком. Где дичь подстрелит, где рыбки наловит, грибов-ягод наберет. Все время его видят с коробом или понягой за спиной, а не с сумкой почтовой. Да и понятно, человеку питаться надо. Вся надежда на промысел, а не на почтальонскую зарплату. Купил себе Илюха хибарку на отшибе и стал поживать потихоньку. Дом обычно пустым стоит, хозяин все время в дороге. А как вернется, тоже не бездельничает. Чего-то в избушке починяет да ремонтирует. Начальство довольно – где еще на такую работу человека найдешь? Да, и не пьет, к тому же. Сельчане довольны – тихий мужик, ни на кого не наседает, никому не завидует, в чужие дела не суется, а главное, что сплетен никаких не разводит.

Сам Илья к новой жизни своей привык, нет, понимаешь ли, суеты, погони за призрачным богатством, где каждую секунду слышишь: «Можешь выиграть, спеши обогатиться!» На вольном воздухе понимание пришло, что только те выигрывают, кто игру придумывают, да еще проигравшихся, своих-то кормильцев – «лохами» обзывают. Но спокойствие Илюхино не только влиянием природы сибирской объяснялось – о золотодобыче он сосредоточенно думал. Да и о чем еще думать, когда целыми днями золотоносную землю шагами меришь. Как речку, к примеру, вброд переходит, так и приглядывает, на каких косах золото должно оседать, да где промприбор тихарем поставить лучше было бы. Задался себе вопросом Илья, отчего не попытаться золото на косах ловить во время его паводкового переноса? Паводки в этих краях частые: то снега тают, то дожди обильные в горах выпадают: тонны золота вода по реке ворочает. В прежние времена отвалы по нескольку раз перемывали, а теперь река вхолостую золото по речкам переоткладывает.

Объяснял как-то Илье геолог заезжий, как золотой песок себя на лотке ведет. Если золотину тряской да перебутором со дна поднять, то она в общий поток взмученных частиц вольется. Только легкие минералы поверху словно на самолете летят, средние, скажем, как на автомобиле едут, ну, а тяжелые золотины в бурном потоке вдоль самого дна «пешком идут». Чуть на дне препятствие встречается или течение замедлилось – золотины тут же и останавливают свой ход. Другие частицы до поры дальше бегут, но их время тоже настанет на дно залечь. Потому-то золота в реке никогда сверху видно не бывает. Пустой породой всегда перекрыто.

Нашел как-то Илья на старой заимке лоток деревянный. Починил его проволочными скобами, трещины смолой законопатил да и стал у себя в избе изучать движение частиц взбаламученных. Набрал песку чистого, чтобы в бадье меньше мути поднимать, пириту желтого натолок да дроби бекасиной добавил. У каждого материала свое назначение: песок – торфа пустые, пирит – минерал средней тяжести, ну а дробь, как золотины, по дну лотка идти будут. Появились в голове мысли кое-какие – хитрость одну придумал. Стал по дороге внимательнее к речкам присматриваться, резкие перемены течения примечать. Нашел укромных мест пару десятков. Для пробы шлиханул там лоток-другой, получилось, что верно место выбрал – блестит в черном шлихе мелкое золото. Одно плохо – никак ловушку не придумать, чтоб сама золото ловила. Не понятно, как в Колхиде, по легенде, шкурой овечьей золото собирали. Течение неминуемо ослабнет – такое руно песком пустым засыплет. Нужно обязательно ловушку трясти. Вот как-то перебирался Илья через ручей, увидел краем глаза, в воде что-то черное промелькивает. Подумал, зверь какой, рыбу промышляет. Пригляделся – нет. Валежину смыло, комель под камни завело, а сучок гибкий, как на пружине, против течения из стороны в сторону ходит. То нырнет, то вынырнет. «Ба! – подумал Илья. – Вот тебе и движитель для золотой ловушки».

Дело ясное, для инициативного человека главное – идея. Зря, что ли механику когда-то учил? Кинулся Илья ловушку конструировать. Сверху, понятно, грохоток сетчатый, чтобы камни на промывочную плоскость не пускать. Известно, золото у дна с галькой путешествует. На промывочной плоскости рифиля фигурные, чтобы золото удерживать, с боков отверстия в нужных местах спроектировал, чтобы во время тряски пустые пески вымывались. Золотая ловушка крепится к одному концу пружинистой железной полосы, а к другому груз массивный накрепко приделан, груз на дне в нужном месте расположен, камнями для верности придавлен. Кто обратит внимание на палку, из воды торчащую, когда ловушка снята?

Как паводок начнется, к «вертлюгам» сами ловушки укрепляет, водой ловушки заливает – опять никому не видно. Вода спала – Илюха вновь к ловушкам спешит, снимает их. Грохоты решетчатые открыл, шлих с рифилей забрал. Ловушки поблизости припрятал. Понятно, что не сразу доходное дело наладилось. По десятку раз, поди, конструкцию менял, да места в потоках искал, где больше всего «золотая струя» идет. Однако приладился. Потекло золото в кубышку.

Главное дело, что не сломал его желтый дьявол, не вскружил голову. Да и понятно – если бы счастье кучей выпало, глядишь, и задурил бы хлопец, пропал бы в одночасье, а тут как на удочку ершей ловишь, рыбка мала, а уха навариста. Были, конечно, мысли в город добычу свезти на реализацию подпольным мастерам, но как вспомнятся кидалы-перекупщики, по прежнему бизнесу известные, так и думает Илья: «Подожду еще маленько, поднакоплю «золотых рыбок» побольше, тогда и поеду». Пока своим тихим промыслом занимался, время пришло – послабление старателям дали: хочешь золото мыть – бери лицензию, получай отводы, работай. Так Илья и сделал. Перенес свое ловленное золото на отвод приисковый и стал числиться передовым вольноприносителем. Теперь другому человеку дорогу с почтой осваивать приходится.

Можно предположить, что рассказ написан по реальным событиям, в приведенных технических пояснениях явлений, несоответствующих законам физики, не просматривается. Хотя, чтобы получить подобную плодотворную конструкцию, потребуются очень точные расчеты и знания местных геологических условий, в обладании которых трудно заподозрить заезжего предпринимателя.

 

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes