Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Музей | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

Наверное, бывают такие люди, которым всегда везет, как в открытках новогодних пишется, «удача во всех начинаниях». Только я таковых не встречал – хоть в чем-нибудь да выявится слабина у такого везунчика. Наверное, природа по закону Ломоносова дары свои распределяет и «что в одном месте прибавится, то в другом – столько же и отнимется».

Вот так в полном соответствии с законом сохранения вещества и жил один удачливый кладоискатель. Куда ни пойдет, всюду его в земле находки дожидаются. Неважно, хорошее место, плохое ли, велись раньше там поиски, нет ли. Никита придет – везде кладуху выворотит. Конечно, досужий народ поговаривал, что, мол, он с бурханом или дедом лесным водится. Только все это ерунда. Было чутье у парня на тайники, ну и усердия не занимать, конечно.

Зато в противовес удачливости своей продать находки толком Никита не умел. То ли терпения ходить по рынкам да развалам коллекционерским не было, то ли характер прямой, без хитрецы, имел, только, как было у него движимо-недвижимого имущества – квартирка-хрущевка да жигуленок-копейка, так и не разбогател более. Все по пословице. «Не тот богатый, кто с лопатой – а тот богат, кто в торговле хват». Несведующему в поисковых делах человеку странным показаться может, что человек клады находить – находит, а богатеть – не богатеет. Мол, продай сокровища хоть в десять раз дешевле, а все одно, на красивую жизнь останется. Невдомек досужим людям, что только в кинофильмах клады сложены из золото-бриллиантовых изделий, российские кубышки крестьянские, что в земле до поры хранятся, все больше медяки затертые содержат. Продать такие «древности» по нынешним временам особый талант нужен. Иной копатель лишь месяц в году по лесам побегает, остальное время покупателей ищет. Поглядишь, кованый гвоздик граненый в пакетик завернул, на бумажке про целебные силы кованых гвоздей прописал – вот уже и денег выручил больше, чем Никита за пригоршню монет старинных. Конечно, досадно Никите было, что находки свои за бесценок продает, да с перекупщиками не поспоришь, коли сам торговать не умеешь.

Никак наш удачливый искатель в толк взять не мог, отчего так дешево вещи старые цениться могут. «Возьмем, к примеру, медяки, – думалось Никите. – Неужто они современным людям не интересны? Почему в других странах историю собственную ценят, а у нас нет? Какие-то безделушки штампованные дороже получаются, чем копейки, сто лет назад напечатанные». «Может быть, горожане и не знают, – думал Никита, – что в земле до сих пор сувениры древние находить можно. Как-то нужно попытаться народ к старине приучить». Думал-думал Никита и надумал свой музей «Практического кладоискательства» открыть. Вроде с одной стороны, познавательно, а с другой – интерес привлечь к своему товару. Да и то на музейных стендах показать народу можно, что настоящий кладоискатель не крушит памятники древности, а добывает предметы незамысловатые и там, где вреда науке поиски его принести не могут.

Понятно, что при скромных своих достатках такое дело, как музей, одному ему сотворить не по силам: помещение нужно, содержать музей надо, да и оформление экспозиции денег стоит. Значит, заинтересованных людей искать нужно. Решил к осуществлению своей идеи учителей школьных привлечь. Для детворы кладоискательство – первейшее дело. А то ведь получается, что вся романтика сейчас в бандитские разборки да компьютерные стрелялки ушла.

Отправился Никита в «Образовательный центр юного творчества». Двинулся по кабинетам. Хорошо, хоть записываться на прием не нужно было, иначе не одну неделю ходить пришлось бы – в каждом кабинете с самого начала идею свою растолковывает. Каждый ответственный товарищ слушает и думает: «Вот жулик очередной пришел, сейчас денег просить начнет». Вслух говорят: «Зайдите в соседний кабинет, гражданин. Там вас, наверное, поймут».

Лишь одна дама поняла смысл предложения. Эскизы музея посмотрела – где похвалила, где поспорила, в конце разговора говорит: «Мысль ваша интересная, новая. Только вот в педагогический план никак не вписывается. Мы ведь по программе работаем, а кладоискательство ни одной учебной программой не предусмотрено». Никита отвечает: «Что ж тут плохого, если предусмотреть такую дисциплину? Чтобы под присмотром грамотных людей научить детвору разбираться, что можно делать, а что – нельзя. Сколько сейчас пацанов по окопам старым оружие копают да курганы древние громят? Поди, не всякий из них и догадывается, что закон нарушает». Дама говорит Никите: «Возможно, в чем-то вы и правы, только для начала нужно вопрос на коллегию вынести, обсудить предложение, вышестоящим инстанциям передать, чтобы там обсудили. Попробуем. О результатах сообщим».

Поблагодарил Никита сердечного человека за добрые слова, обнадежился и стал звонка телефонного дожидаться. А сам пока музейную экспозицию продумывал да вещевой материал из гаража домой перетащил. Готовиться начал. Месяц ждет, другой, третий. Никто ему не звонит. Подумал тогда, что дело это нескорое. Может, депутата, избранника народного, к решению вопроса подключить? Депутат на приеме внимательно выслушал Никиту, подумал немного и говорит: «Идея хорошая, но давай сначала раскрутим ее на телевидении. Пускай телевизионщики сюжетик какой-нибудь по твоему музею снимут».

Пошел тогда Никита на телестудию. «Так, мол, и так, говорит, есть интересная идея – музей кладоискательства создать. Давайте сюжет придумаем». Телевизионщики обрадовались. Стали сценарий писать. Сценарий получился интересный, только в конце почему-то ОМОН в масках должен в музей врываться, всех сотрудников лицом на пол положить, а по витринам предметы запрещенные разыскивать. Возмутился Никита: «Ведь я же хочу, чтобы все законно было! Пацанов от «черных» раскопок оторвать. А вы – ОМОН!» Отвечают ему телевизионщики: «Без погрома и мордобоя зрителю скучно будет. Он у нас так приучен информацию воспринимать. А если хочешь для детворы постараться, обратись в «Дом юного творчества», там наверняка заинтересуются».

Замкнулся круг, опустились у парня руки. Пошел домой, по дороге бутылку купил. Решил с горя напиться. Да не даром ведь Никита удачливым был. Вдруг телефон звонит. Товарищ старинный проявился. «Я, – говорит, – помещение приобрел. Кафешку хочу открыть. Ты, Никита, не хочешь на оформлении интерьера поработать?» «Хочу, – отвечает, а про себя думает – Ну, если этого на музей не уболтаю, грош моему везению цена». Захватил бутылку непочатую, эскизы свои и пошел к предпринимателю в гости. Долго разговор вели. В конце к соглашению пришли, что музейные экспонаты в качестве интерьера по стенам размещаться будут.

Включился Никита в работу. Целыми днями стенды по кладоискательству возводит. В одном углу кладку кирпичную соорудил, а в ней – тайник: монеты почерневшие, браслеты позеленевшие, бусы разные. Рядом на стене целая диорама помещена. Поле пшеничное масляными красками изображено. Вдали лесок, речка, небо голубое. Пастораль, да и только! На переднем плане вся идиллия разрезом почвенного слоя разрушается. Горизонт пахоты черноземом отсыпан. Ниже – сероватый культурный слой прошлых эпох волнится. То подальше от пахотного слоя уйдет, то совсем черноземом перекрывается. В культурном слое на обозрение посетителям находки единичные вклеены: обломки керамики, монеты, утварь домашняя. Там, где плуг культурный слой зацепил, монеты в чернозем перебираются. Рядом на стене другая диорама. В почве запрятан кувшин с монетами. Кувшин пополам распилен: монеты всем на обозрение открыты. В другом месте кубышку крестьянскую плуг разбил, монеты на поверхность вынес. В одном углу макет заклада в фундамент, в другом – печная кладка с тайничком. Везде надписи пояснительные висят, что да как искать нужно. А в промежутках между диорамами плакатами повсюду позеленевшая медная посуда копаная расположена. Конечно бы, один Никита не справился – художник помогал. Ну да не важно. Главное – результат достигнут впечатляющий.

Пока над оформлением зала работал Никита, то и придумал, какую выгоду со всей затеи иметь будет. Говорит как-то владельцу кафе: «Давай теперь, друг дорогой, о моем интересе поговорим. Есть у меня множество монет, совсем истертых, для коллекционеров ценности не представляющих. Так, видно, что старинная, и все. Купи их у меня по дешевке, а сам каждую в пакетик положи, на пакетике адрес своего кафе напиши. И будешь посетителям вместе с заказом такую монетку в качестве сувенира прилагать». «Согласен, – говорит предприниматель. – Расход на рекламу спишем. Что еще просишь?» «А попрошу я, чтобы помимо своей продукции, ты мой лоточек с сувенирами держал. А цены там поставлю выше, чем на рынке, не в два, не в три, а в пять раз». «Это еще зачем? Ведь покупать не будут». «На рынке торговцы цены устанавливают на «привозной», так сказать, товар, а здесь сувенирный товар прямо из «месторождения» кладоискательского кафе. Я тебе брошюрку составлю, на подобии «Курса молодого бойца», где все пояснения по экспозиции будут. Поди, многие из посетителей и лопаты в руках не держали. Не знают, как находки достаются. Тогда, может, и поймут, что исторические сувениры не могут быть дешевле пластмассы штампованной, что труд и удачливость оплачиваться должны, да и к покупкам своим относиться по-другому станут – беречь их будут».

Открылось вскорости кафе. Много народу привлекать начало. Прознали про это телевизионщики. Приехали, сюжет отсняли. Депутат увидел по телевизору сюжет. Позвонил Никите, сообщил, что помещение для музея подыскал, а тут и ответ из «Дома юного творчества» подоспел. Обещали методиста для будущего музея подготовить. Одно теперь только смущает–расстраивает Никиту, что как теперь поисковая удача отвернется, когда торговля у него наладилась?

Прежде чем думать о создании подобного музея, неплохо было бы помечтать о создании устойчивой правовой базы любительских объединений поисковиков. Пока нет четкого разграничения дозволенных и незаконных любительских поисковых работ, не стоит и мечтать о поддержке представителей власти подобных начинаний! Попытки отмены «крепостного права» предпринимаемые «снизу», всегда будут встречать отчаянное сопротивление «власть придержащих» чиновников. Скорее всего, в первой половине рассказа автор описал чей-то реальный опыт, в благополучное завершение которого я не верю.

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes