Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
Семейный подряд | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

Как ученые сейчас доказали, генетика большую роль в жизни играет. Послушать их разговоры, даже у мужа с женой с годами происходит обмен этими самыми генами. А уж о родственниках и говорить нечего – одним и тем же соблазнам подвержены.

Жили-были муж и жена. Женщину Людмилой звали, и была она по профессии инженером-технологом. А муж ее, Виталий, историю в техникуме преподавал. Настали времена перемен, которые и выявили у супругов одну одинаковую склонность – любовь к экологической науке, если таковая существует как отдельная дисциплина. Стали они совместно заниматься различными природоохранительными проектами, под которые реальные средства городская администрация выделяла. Хорошая работа, только у подобных проектов один недостаток – все они от политической погоды зависят. Поменяется ветер, и семейный бюджет на мели сидит.

Вот как-то однажды очутились они на очередной такой мели, говорит тогда Виталий Людмиле: «Давай попробуем открыть свою фирму по независимой экологической экспертизе. Богатых застройщиков пруд пруди. Квартиры покупают, а о вредных факторах не догадываются». Сказано – сделано. Зарегистрировали свою фирму и начали рекламировать. Еще по прежним работам их многие чиновники знали, а после рекламы и среди простого населения заметны стали. Посыпались заказы. Радовались супруги, работали, патогенные факторы выявляли, а получилось, что такая деятельность поперек дороги стоит некоторым влиятельным гражданам, которые жильем да участками земельными торгуют. Пошли у супругов неприятности, беспокойства разные, а как дело до прямых угроз дошло, то и вовсе супруги от заказов отказываться начали.

Тут еще беда пришла – из другого города племянник как с неба свалился. На временное жительство в их небольшой квартире поселился. Парень тихий, но, как говорится, с большим «прибабахом». Вроде сидит тихонько в своей комнате. Вдруг бабах! Пробки перегорают. Это, оказывается, Вовчик изобрел электрическую пушку-автомат, что стальными шариками по стенкам стрелять начала. Вот проводку и перебил. А то еще сорвется в путешествие. Неделю его нет. Тетя с дядей чуть ли не в розыск подавать собираются. А Вовчик, оказывается, не по земле гуляет – под землей путешествует. Городские коммуникации изнутри изучает. Вконец извелись супруги с таким нахлебником – и так денег в доме мало.

Вот как-то сидят на кухне Виталий с Людмилой, ведут за чаем невеселые разговоры, тут Вовчик из комнаты своей вынырнул, часть разговора расслышал и говорит удивленным тоном: «Тетя Люда, дядя Виталий, что же вы мне не сказали, что у вас денег мало? Сейчас я что-нибудь придумаю. Я на выдумки скор». «Ты-то скор, – ворчит Виталий, – только выдумки твои антиобщественные. То пушка, то канализация». Не обиделся парень, а пошел думать. На другой день куда-то засобирался. Весь день пропадал, под вечер какой-то страшный агрегат, отдаленно велосипед с моторчиком напоминающий, в квартиру прикатил. Всплеснула руками Людмила: «Это и есть выдумка твоя? Сейчас же выбрасывай этот хлам на помойку!» «Спокойно, – самоуверенно отвечает Вовчик. – Если у вас денег по настоящему мало, то через три дня, максимум через неделю, явится богатство. Только потерпите». Отчаявшиеся люди во всякую нелепицу готовы верить. Вот и здесь понадеялись на изобретателя. А тот в комнате все что-то стучит, чем-то скрежещет.

Вернулись как-то супруги домой – племянника нет, дверь комнаты нараспашку, а там все чисто убрано. Весь хлам железо-пластмассовый, что Вовчик натаскал, в одночасье исчез куда-то. Появился племянник только под вечер, грязный, словно опять по канализациям ползал. Достает из кармана мешочек и шлеп его на стол. Всполошилась Людмила: «Ты из канализации нам заразу еще в дом занеси!». «Нет, тетя Люда. Посмотрите, что у меня. Монетки разные старинные, украшения дорогие. Это я не в канализации нашел – из каналов городских своим велогрохотом добыл». Говорит Виталий: «Давай, рассказывай по порядку, что за аферу ты затеял».

Оказывается, изобретатель сделал агрегат, напоминающий драгу промывочную и велосипед в одном, так сказать, комплекте, и поехал на нем по мелководью вдоль городских каналов. Лопасти колес не только вперед машину толкают, но и песок со дна загребают, на промывочный грохот его бросают. В конце пробега Вовчик нужные предметы в карман положил, а мусор всякий выбросил. «Кто же тебе разрешил в городе муть поднимать?» – спрашивает Виталий. «Так ведь никто не понял, в чем дело. Глазеют с парапетов, смеются над моей машиной. Наверное, думают, что я циркач заезжий». Заспорили все трое, хорошо такое занятие или плохо. Каждая сторона на своем стоит. Так и остались при своих мнениях. Только ценности все равно в скупку отнесли. Неделю, две ли катался по мелководью каналов Вовчик, но техника самодельная нагрузки не выдержала. Рассыпалась в один момент.

Стал Вовчик сетовать своим родственникам: «Только-только до богатой россыпи добрался, там, где раньше Собачья слобода была, тут у меня авария и приключилась». «Погоди, – говорит Виталий. – Там ведь даже набережной-то нет. Я что-то слышал, о заражении берегов ртутью, а ты муть поднимаешь!». Тут-то, видно, и проявились родственные гены у хозяйки. Улыбнулась Людмила лучезарно и таинственно и говорит: «Мальчики, вы меня на идею богатую натолкнули. Ценностей много на дне канала, говоришь, старинных? Хорошо. Ртуть в почве находится? Еще лучше». Хлопает глазами Виталий: «Что же в заражении ртутью хорошего? Вред один. Там даже строек не ведется. Считается, место неперспективное». «Вот что, мальчики. Завтра оба марш в библиотеку и в архив, а я в эпидстанцию пойду. Вы давайте выясняйте причину насыщенности древностями той земли, а я сведения соберу о зараженности ртутью».

Следующим вечером вновь собралась вся компания на кухне. Каждый доклад о проделанной работе делает. Виталик с Вовчиком выяснили происхождение находок старинных. В семнадцатом веке была «собачья слободка» местом гулянок городских. С всякими там пикниками, кутежами, торговлей да кулачными боями. Людмила доложила, откуда в том районе ртуть появилась. В девятнадцатом веке промышленник землю задешево откупил у казны, заводишко на месте гульбищ отстроил и производство наладил, связанное с покрытием амальгамой металлов. Городские власти, оказывается, мечтают от этой ртути избавиться, да о своих мечтах помалкивают, потому что денег на эту операцию у них нет.

На другой день опять разошлись родственники по исходным позициям. Третий и четвертый день также работают: кто в архивы, кто по кабинетам чиновничьим ходит. Добилась Людмила помощи на проведение анализов грунта. Мужчины, тем временем, места показывают, где эти пробы брать следует. Видно, не случайно и телевизионщики с газетчиками появились в нужный момент. Всю процедуру забора проб засняли. Интервью у экологов взяли. Результаты анализов еще не готовы были, а шумиха уже в городе поднялась. «Ртутная опасность!», «Смерть за углом!», «Умрем все, но не сразу!» – вот какими заголовками пестрили городские газеты. А уж какие ужасы по телевизору показывали, «Парк юрского периода» детским мультиком покажется. Городское начальство в панике вызывает Людмилу «на ковер» и заявляют: «Что же ты наделала? Вот теперь сама эту кашу и расхлебывай. Будешь за демеркуризацию отвечать! Куда хочешь грунт, загрязненный ртутью, но вывези! Все делай, но чтобы через пару месяцев и следа ртути в городе не осталось!».

Закипела работа, как на стройплощадке. Виталий со специальным планом по территории расхаживает. За ним, как собачонка на привязи, экскаватор ползает, грунт вынимает, на самосвалы сваливает. Вовчик на специальной площадке грунт принимает, через им же изобретенное устройство пропускает. В том устройстве водной струей грунт обрабатывается. Вода с мутью ядовитой в резервуар специальный стекает, отстаивается и снова в дело идет. Вся семейка на виду, все при деле, и при деньгах. Платили перепуганные чиновники исправно. Были, конечно, злопыхатели из числа бывших сослуживцев. Разное попискивали. Говорили, что, мол, опасность явно преувеличена. Содержание ртути не выходит за опасную черту. Только общественность привыкла больше ужастикам доверять. Работы продолжались в том же темпе.

Наконец, настал миг триумфа. Тысячи кубометров вымытой от ртутной заразы земли высились на полигоне, где Вовчик работал. «Собачья слобода» превратилась в подобие карьера. Всюду ямы, котлованы да траншеи. Ртути в отстойном резервуаре – аж все дно блестит. Людмила и Виталий чуть ли не лавровыми ветками увешаны, а скромный Вовчик тут же куда-то испарился.

Получили супруги хорошую работу, поближе к властным чиновникам. Живут-поживают. Тут от племянника весточка приходит: он, видишь ли, на какие-то средства в Палестинах отдыхает. Ругнулся зло Виталик, покачала головой Людмила, но разговаривать на эту тему не стали. Однажды им в почтовый ящик газетенку районную кто-то из злопыхателей подбросил, а в газетке той большая статья под названием «Экологическая афера завершена». Стали супруги читать.

Известный им критик описывает недавние события под следующим углом зрения. Из статьи получалось, что супруги намеренно завышали показатели содержания ртути в почве. Причем автор намекал, что ртуть несложно в пробу и самому добавить. Нужно это им было не для спасения города, а для того, чтобы добраться до культурных ценностей. Вырывали они за счет налогоплательщиков культурный слой и благополучно его уничтожали во время так называемой дезактивации, состоящей лишь в промывке породы на грохоте с единственной лишь целью – завладеть древностями.

Автору статьи мало кто в городе поверил. Жизненный уровень супругов-экологов, как на ладони. Все богатство лишь от зарплаты идет. Так что не возымела действия статья газетная. Только иногда на кухне вздохнет Виталий да скажет: «Все-таки подлец твой племянничек. Мог бы и поделиться». Махнет рукой Людмила: «Зря ты его ругаешь. Мы с тобой постоянные должности обрели, а он умудрился незаметно находки в деньги превратить. Мы бы так не смогли, как Вовчик, дело обстряпать, а он ни на какой бы государственной должности удержаться не смог бы. Так что наш семейный подряд состоялся».

Вот так автор расписывает типичную административно-хозяйственную аферу с кладоискательным уклоном! Подобных талантов – пруд пруди! Воспитательного эффекта можно было бы достичь, если бы автор пересажал своих героев в тюрьму в эпилоге своего рассказа!

  Joomla themes