Ориентир

Добро пожаловать!

География посетителей

Баннер
Баннер
«Спорщики» | Печать |  E-mail
Автор: И. О. Отступник   

Жили-были два приятеля Олег и Константин. Еще в школе, бывало, сидят за одной партой – друзья не разлей вода, а вдруг заспорят по пустяку, до того дело порою доходило, что на переменке в туалете мутузят друг друга, на кулаках – всяк свою сторону отстаивает. После стычки разойдутся по разным углам, и каждый ни о чем другом думать не может, кроме того, как свою правоту доказать. На почве споров своих и мирились быстро, иначе как дискуссию продолжишь? Но эти споры у друзей были особого сорта. Если один другому свою правоту делом доказывает, второй соглашается и со всем азартом начинает помогать своему приятелю в том самом деле, против которого недавно на кулаках бился. Таких спорщиков редко повстречаешь. Перечислять все их детские споры ни времени, ни бумаги не хватит, но выросли ребята, привычки свои прежние оставив, вот когда интересные дела пошли.

Стали Олег с Константином почти взрослыми, все, как положено: на вечеринки вместе ходили, за девчонками ухлестывали. Только каждый на чеку был, в любую минуту заспорить готов. Вот как-то раз зашел у них как-то меж собой разговор о кладоискательстве. Олег горячился и шумел: «Вот, мол, дело прибыльное. Сколько в нашей стране всего позарыто. Нигде больше такого не найти, столько революций да перестроек всяких, как у нас совершалось!» Константин тоже вскипать начинает: «Что ты ерунду тут городишь? Какие сокровища у нищего народа? Посмотри, что у крестьян было? Золото? Нет. Одни пятаки медные. Этим делом не прокормишься. Ты это запомни». Может быть, и подрались бы в тот вечер друзья в очередной раз – дело уж к тому шло – только их разняли.

Получилось, что Косте в армию повестку вручили, и пошел он служить на границу китайскую. Олег же поступил в институт, да учился он не то чтобы прилежно, а как придется, времени много тратил на поиски всяких редкостей. Кто разумеет суть поискового дела, тот поймет, что удачливость и упорство всегда прокормят. Иногда и Олегу везло, упорства у него с детства не занимать было. Случилось так, что забросил он учебу и остановил свой выбор на кладоискательстве. За те два года, что Костя собак дрессировал на границе, Олег настоящим профессионалом стал. Не то чтобы разбогател, но на жизнь ему с лихвой хватало.

Срок службы у Константина вышел, вернулся на гражданку, друга своего первым делом проведать пришел, как тот живет, узнать. Поговорили о житье-бытье. Костя и заявляет: «Убедил ты меня, корешок. Дело у тебя, хоть и не очень выгодное, но все же прибыльное, интересное, а я тем временем на границе выучился зверей дрессировать. Цирк свой звериный хочу устроить». «Да где же ты тигров и львов достанешь? А дрессировкой собак не прокормишься. Этим делом многие занимаются. Разве что свиней начнешь учить». Горячиться стал Костя: «Да я любого зверя обучу, чего хочешь, делать». «Ну что, например?» «А хоть твои клады искать научу». «Ха-ха, – смеется Олег. – Да разве животных можно научить монеты искать? Наркотики находить – понятно, собаку сперва наркоманом сделают, вот она и старается, ищет. А как ты ее нумизматом сделаешь? Это ты уж через край махнул. Вот слышал я как-то байку, что свинья однажды кубышку рылом выкопала, так ведь это случайно». «Вот увидишь, собаки мои будут искать, а свиньи будут копать. Я же в сторонке буду сидеть и ими командовать. Посмотришь». Спор дальше продолжался, снова, как в былые времена, дело к драке шло, но видно повзрослели ребята, поумнели, дружбу больше ценить стали. Разошлись миром. Вот как-то при случайной встрече Олег и спрашивает у своего товарища: «Ну, что твои звери? Выдрессировал? Готов их мне в помощники рекомендовать?» «Погоди маленько. Скоро я тебе их в аренду сдам». Смеется Олег: «Долго мне ждать помощников. Ну, да ладно, потерплю ».

Вот однажды звонит Костя Олегу по телефону и говорит: «Готово, артисты для представления созрели. Хочу работу их тебе показать». «Ладно, пускай на огороде фокусы твои звери покажут». «Нет уж. Представление должно быть по всем правилам. Ты мне место хорошее подбери, где клады можно поискать». «Да я ведь никогда наверняка не знаю мест таких. Предположить могу – только и всего. А что если там, где представление устраивать будешь, ничего на самом деле нет?» «Не получится в одном месте, будем в другом проверять. Хорошая дрессура наружу завсегда вылезет. Вот увидишь. Только ты лопату не бери, будешь за мной мешок сухарей таскать, а за землекопов мои питомцы поработают».

Вот выбрали время, встретились на заброшенном хуторе. Олег как увидел питомцев Костиных, так и присвистнул. Одна лохматая собачонка и две хрюшки. Стал смеяться. Костя внимания не обращает, готовит своих зверей к работе. Перед собачонкой разложил предметы медные и бронзовые, да кусочек серебряной проволоки почерневшей положил. Свинок привязал к дереву, собачку на поводок взял, и начал кругами вокруг хутора ходить. Пес землю нюхает, поводок тянет. Время от времени садится, морду вверх поднимет, воздух понюхает и опять под корнями травы да опавшими листьями носом елозит. Минут двадцать всюду Костю на поводке таскал. Но вот песик нашел место какое-то. Сел, хвостом завилял и давай лаять заливисто. Костя его с поводка спустил. Пес сразу когтями землю царапать начал с лаем и визгом, будто крысу в норе учуял. Кричит Костя приятелю: «Отвязывай хрюшек!» Отвязал Олег свиней, те галопом к собаке бегут. Отогнали лохматого от места, помеченного когтями, и начали рылами своими, как ковшами, землю разгребать. Пес вокруг бегает, тявкает. Зрелище уморительное. Олег хохочет, по земле катается. Костя стоит серьезно, поводком по сапогу похлопывает – следит за работой. Так минут пятнадцать-двадцать свиньи копали. Потом как по команде из ямы вылезли и к Косте подбегают. А собачка в яму прыгнула, только хвост торчит, лает в яме. Смеется Олег: «Накопал твой Шарик крысу, не иначе». А Костя ему в ответ: «Тащи сюда сухари. Будем награды работникам раздавать». Поднес Олег сухари к яме, глядит на Шарика, который хвостом в яме пыль подымает, а возле передних лап собаки, канделябр медный, весь зеленью покрытый. «Вот это да! – говорит Олег. – Глазам не верю».

Через некоторое время они опять по прежней системе на охоту отправились. Костя рассказывает: «Эта бригада целый день работать может. Знай, сухарики после удачи выдавай». И в самом деле, до вечера звериная бригада десяток ям вырыла. Самый крупный улов – жестянка со старинными монетами. По дороге домой Олег уже с восторгом слушал рассказ Кости о его пути достижения успеха. «Самым трудным было найти собаку подходящую и наладить дрессуру. Я уже начал думать, что не чуют собаки запахов разных металлов из-под земли. Решил переключиться на хрюшек. Ведь байки-то ходят, сам знаешь. Покупать свиней не хотел. Одно предприятие мне их на откорм выдало. Вот тут и Шарик появился. Иду заниматься со свиньями в огород, а Шарик, пес хозяйский, под ногами вертится. Я свиней как натаскивать собирался? Желуди вместе с монетами закапывал. Свиньи желуди выкапывают хорошо, а вот на одни монеты их «настроить» никак не удается. Пес во время занятий все время рядом. И, видно, понял смысл игры. Стал наперегонки со свиньями желуди с монетами разыскивать. Да так ловко у него получается – в десять раз быстрее, чем у свиней. Тут я решил попробовать усложнить Шарику задачу. а свинок пока не привлекать к поисковым работам. пускай они в «копателях» походят. Теперь давай попробуем, Олег, вместе зарабатывать. Мне таких хрюшек на убой, сам понимаешь, отдавать жалко, Шарика хочу выкупить. а хозяин цену заламывает».

Стали на пару приятели работать. Дело скоро пошло. Заметили их работу другие люди, которые поисками занимаются. Заказы на дрессированных животных поступать начали. Организовали товарищи что-то вроде звериной школы. Конечно, Костя числился главным дрессировщиком, он построил дело так, что зверье само друг у друга манеры поисковые перенимало. Стал дрессировщик использовать другие виды зверей. Прошла пора споров – работы хоть отбавляй – всяк своим делом занимается. Костя в своих экспериментах брался обучать лишь тех животных, которые специальные тесты, им же придуманные, проходили. Секретами своими не очень-то делился, поэтому конкурировать с ним никто не мог, хоть на их ферме любознательного народа всегда много было. Костя говорил зевакам так: «Поймете сами технологию мою – пожалуйста, а говорить ничего не буду». Если бы очередного спора не вышло, глядишь, и вовсе забогатели бы друзья.

Но опять случилась между ними размолвка. Как-то раз Олег возьми и брякни: «Жаль, золото в земле не пахнет. Оно, конечно, попадается в кубышках, где другие металлы окислами себя проявляют. А так, чтобы самородное золото твои четвероногие искали, такого, видно, никогда не устроить». Задумался Костя и говорит: «Если хорошенько поразмыслить, и эту задачу решить можно. В животных способностей нераскрытых еще много». «Брось, – говорит Олег. – Благородные металлы не дадут запаха твоим искателям и голову морочить нечего». «Да нет, придумать что-нибудь можно», – настаивает Костя. И пошло-поехало по старой схеме. Два дня спорили, три дня не разговаривали.

Дела их фирмы пошатнулись, распродали приятели тогда своих дрессированных тварей, только Шарика Костя себе оставил. Деньги поделили и разошлись, как в море корабли. Олег опять клады копает, а Костя куда-то на восток подался. Три года от него ни слуху, ни духу не было. Олег уже жалеть стал, что такой серьезный разговор с другом получился. Да, видно, делать нечего – разошлись их дороги.

Вот однажды по весне получает Олег письмо из далекого сибирского поселка от своего старого друга. В письме сказано: так, мол, и так. Приезжай, дружище, помогай. Стал я, мол, старателем. Золотишко мою, дело идет потихоньку. Помощник нужен – один уже не управляюсь. Обрадовался Олег, что старая дружба продолжается. Собрал свой промысловый инструмент и отправился по указанному в письме адресу. Долго добирался до места. Добрался, наконец. Последние пятнадцать верст пешком пришлось идти.

Встретились друзья, обнялись, о житье говорить стали. Олег спрашивает: «Где твои участки? Далеко? Нет ли?» «Да тут везде золота много. Хитрость в том, чтобы найти россыпь возле поверхности, под самым дерном, на склонах, на водоразделах, там, где жилы разрушались. Для двоих старателей работа в аккурат по силам. А глубокие шурфы бить наемных работников привлекать придется». «Что же, это ты дело говоришь. Я металлоискатели хорошие привез. Они на хорошей глубине металл обнаружить могут, только как по горам да перевалам такие места нам вычислять? Ведь не геологи мы с тобой. Сами россыпи-то, поди, невелики?» Смеется Константин и говорит: «Помнишь ли ты наш с тобой спор последний?» Олег только с досады рукой махнул: «Вспоминать стыдно. Из-за ерунды такое выгодное дело порушили». «Так и я думаю. Зря мы спорим. Нам договор составить деловой надобно, чтобы, как спор возникает, в самом начале его гасить, а то ни одного дела до конца довести не сможем». «Точно. Давай составим». «Только прежде я тебе свой фокус покажу с дрессированными пчелами, а ты молчи и помогай».

Вытащил из чулана Константин бидончик с медом, достал из кармана флакончик какой-то. Влил в мед и размешал, с вечера, когда все пчелы в улей собрались, крышку снял и в специальные поилки раствор залил, затем приладил над летком склянку с капельницей и запустил в нее жидкость из другой бутылки. Утром чуть свет повернул Костя кран на капельнице – и каждая рабочая пчела, которая за взятком на улицу улетает, обязательно испачкается пахучей жидкостью. Олег смотрит молча, ничего не понимает, но и в разговор не вступает. Через несколько часов Константин наряжается в тайгу. Шарика отвязывает и говорит Олегу: «Бери металлоискатель, лоток да лопату. Пойдем россыпи поверхностные искать, которые здешний народ «поддерниками» называет».

Ходят они час, два. Погода хорошая, только комары да слепни наседают. Шарик то под ногами вертится, то убежит куда-то. Олег с непривычки взопрел от быстрой ходьбы, озлился на приятеля, но терпит, молчит, понимает, что отсюда сам дороги не найдет, если с товарищем поссорится. Ходят они, ходят. Вдруг слышат, в отдалении Шарик лает, заливается. «Вот, – говорит Костя, – нашли россыпь. Пойдем брать». Олег плечами пожал: «Пошли», – говорит. Пришли на собачий лай к горе невеликой.

Косогор, весь сочной травой поросший, в цветах благоухает. По нему Шарик на спине катается, как угорелый. Подошли поближе. Собачка их заметила, подбежала, хвостом виляет – подачки просит. Подкормил сухариком собаку Костя и говорит: «Доставай свой металлоискатель и смотри. Здесь на косогоре где-то россыпь неглубоко лежит». Сердит Олег. Думает про себя: «Не может собака золото чуять, хоть что мне говори. Тут фокус какой-то». Стал металлоискателем из стороны в сторону водить, словно сено косить. Вдруг слышит, в наушниках сигнал появился. Ощущение такое, что цельный лист цветного металла в землю закопан. Сковырнул лопатой дерн, дерн сигналов не дает. Капнул глубже гравешок с глинкой, отнес в сторону, бросил на землю. Есть слабый сигнал. Сделал тогда закопушку в полметра глубиной. Набрал в брезентовый мешок песков да обломков кварца, лоток взял и потащил мешок к ручейку, что под косогором бежит. Костя с Шариком рядом идет. Стал Олег пробу аккуратно от глины отмывать да буторить. Крупные камни ополаскивает над лотком да на берег выбрасывает. Ухватил очередной камень: «Эге! Да он тяжелый». Отмыл камень в воде от глины, травой обтер, а из ноздреватого кварца, словно золотой жук торчит, выпирает, на солнце желтым огнем горит.

Заблестели тогда у золотоискателей глаза. Стали вместе работать. Один копает, другой камни к металлоискателю подносит. За несколько часов десяток самородков нашли. А как в лотке до шлиха породу промыли, на дне лотка куча золотин крупных обнаружилась. Уселись друзья на берег ручья передохнуть. Олег и говорит: «Неужто ты Шарика выучил золото искать? Или все-таки фокус какой есть?» Смеется Костя: «Шарик не золото нашел, а пчел. Они золото отыскали. Дело было так. Долго я думал, кого мне на золото отправить. Ничего умного в голову не приходило. Да вот как-то прочел в книжке, что растения некоторые золото накапливают в коре, в листьях. Разные растения – в разных органах своих. Начал дальше по книгам искать. Сам стал ездить по приискам собирать разные травы, искал, растения, которые больше всего микрозолотин в себя вбирает. На пчел-то я сразу нацелился, ведь их можно на любой вид растений натравить. Подкормку дай с экстрактом цветов, они и будут взяток свой брать только с этих трав. Извел я, правда, деньги все на химические анализы, но определить такую местную травку, любящую золото больше всех трав, все-таки сумел. Но это полдела. Растения в основном мелкое золото в себя вбирают. Пришлось мне в геологические справочники лезть да с практиками-поисковиками много разговаривать, пока сюда меня не отправили. Тут, говорят, климат жаркий. Золото в россыпях особое, за счет подземных растворов, что в почве циркулируют, всегда часть золота в химическом виде присутствует. Пришлось прогуляться на соседние прииски свою траву пособирать там, где она среди богатых россыпей росла. Авось, думаю, пчела различит запах «золотой» травы от такой же, на пустом месте вырастающей. Сделал эссенцию из собранных растений, добавил в подкормку. Ну, вот и получилось, как видишь». «Здорово, – говорит Олег. – Ну а Шарик при чем?» «Шарик при том, что улетают далеко пчелы. Поди, уследи, куда они летят. Тут я и придумал пчел сильно пахнущей жидкостью метить. Их-то Шарик и нашел. Смотри, сколько на маленьком участке косогора пчел моих».

На том и затеяли друзья новое предприятие. Только прежде договор подписали, в котором впредь спорить зарекались. Так и не спорили больше, но, правда, и ничего нового уже не выдумали.

<>Да, наворотил в этом рассказе Терентий Осипович «научных открытий»! Что ни страница, то изобретение! «С таким талантом – и на свободе!» – как сказал Великий Комбинатор. Про собак и свиней шутка старая, но чтобы пчел на золото натравить, это от души! Наука геоботаника подтверждает тот факт, что некоторые виды растений накапливают в себе определимое количество золота, и пчел можно направить на сбор определенного вида взятка, но сочетать две эти методики может только фантазер, сочиняющий сказки!

 

 

По теме: правовой ликбез

  Joomla themes